Сочинение рассуждение золотая роза

Оглавление:

К.Г.Паустовский. «Золотая роза».

В «Золотой розе» писатель обнародовал мысль, что среди всех творений разума и рук человеческих именно искусство слова бессмертно.
Но оно бессмертно только тогда, когда самоотверженно уходит в жизнь всеми своими корнями, когда жадно вбирает в себя все ее соки, запахи, звуки, краски, ее надежды, страдания, борьбу и любовь.
Сам писатель считал, что своеобразие его художественной манеры заключается, помимо прочего, также и в том, что наряду с грубой, неприкрашенной действительностью, подобно «хотя бы и неяркому свету», сверкает у него «легкий романтический вымысел».
К. Паустовский, конечно же, романтик — по интенсивности чувства, по лирической напряженности интонации, по максимальному использованию всего спектра заложенных в природе красок, по своей рыцарской верной любви к прекрасной музе странствий, а главное, по возвышенному благородству своего духа, мятежности темперамента, презирающего покой, и воинствующей человечности.
Но это романтик совершенно особого склада.
Реалистически достоверная и романтически приподнятая проза Паустовского насыщена массой точных знаний и тем легким поэтическим вымыслом, от которого прозаическая строка начинает фосфоресцировать таинственным зыбким блеском.
Этот необыкновенный сплав — точности и лиризма, реальности и вымысла, трезвости и восторга — напоминает отчасти золотую розу Жана Шамета. Созданная из благородного твердого металла, она казалась одухотворенной, трепетной и нежной. Ей, наверное, был свойствен тот же легкий звон, какой мы постоянно слышим в большинстве неизменно музыкальных, как бы перезванивающихся между собой фраз — мелодий К. Паустовского. И в своем рассказе о Золотой розе писатель особо подчеркивал, что создана она была из мусора и сора жизни, то есть из того, что часто окружает людей в их повседневном бытии.
Слова об искусстве, растущем из сора жизни, очень напоминают знаменитые строки Анны Ахматовой, поэтической эмблемой которой была именно роза:

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда.

В «Золотой розе» К. Паустовский пишет: «Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд, каждая глубокая или шутливая мысль, каждое незаметное движение человеческого сердца, так же как и летучий пух тополя или огонь звезды в ночной луже, — все это крупинки золотой пыли. »
Обратим внимание: огонь, звезды и ночная лужа у К. Паустовского поэтически уравнены. Так же уравнены «незаметное» движение сердца и легкий пух тополя. Но это не натуралистическое всеядство и не эстетское демонстративное равнодушие к разнице между великим и малым, прекрасным и ничтожным. Писатель справедливо полагал, что предметом обостренного внимания искусства должен быть обязательно весь мир — как живая, бесконечно разнообразная сложная данность, как диалектически противоречивая целостность, или, как говорят философы, универсум.
Но из этого разного и пестрого перепутанного клубка художник обязан выбрать необходимое — тот золотой материал искусства, который, будучи обработанным, даст в конце концов верное представление о многообразии и о сущности жизни, объяснит ее и явит взору ее истинную красоту.
Реалистическое искусство, по глубокому убеждению писателя, в своем постижении действительности ничем не должно брезговать, ничем не может высокомерно пренебрегать или равнодушно отворачиваться. Блеск далекой звезды не обязательно улавливать лишь на поверхности могучих морских вод, в каких-то случаях необходимой может оказаться и лужа.
Это требование реалистического искусства, относящееся к многомерности и объемности изображения жизни, было чрезвычайно близко самой натуре К. Паустовского. Он от природы был щедро одарен исключительно острой наблюдательностью, феноменальной художнической памятью и прямо-таки ненасытной жаждой все новых и новых впечатлений.

10097 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

“Золотая роза” сочинение

Идея книги родилась в 30-е годы, но в полной мере оформилась лишь тогда, когда Паустовский стал закреплять на бумаге опыт своей работы в семинаре прозы в Литературном институте им. Горького. Паустовский первоначально собирался назвать книгу “Железной розой”, однако позже отказался от намерения, – история лирника Остапа, сковавшего железную розу, вошла в качестве эпизода в “Повесть о жизни”, и писатель не захотел вторично эксплуатировать сюжет. Паустовский собирался, но не успел написать вторую книгу заметок о творчестве. В последнем прижизненном издании первой книги (Собрание сочинений. Т. З. М. 1967-1969) были расширены две главы, появилось несколько новых глав, в основном, о писателях. Написанные к 100-летию Чехова “Заметки на папиросной коробке”, стали главой “Чехов”. Очерк “Встречи с Олешей” превратился в главу “Маленькая роза в петлице”. В состав этого же издания включены очерки “Александр Блок” и “Иван Бунин”.

“Золотая роза”, по словам самого Паустовского, “книга о том, как пишутся книги”. Лейтмотив ее наиболее полно воплощен в рассказе, которым начинается “Золотая роза”. История о “драгоценной пыли”, которую собирал парижский мусорщик Жан Шамет, чтобы, собрав драгоценные крупинки, заказать у ювелира золотую розу, является метафорой творчества. В жанре книги Паустовского словно отражена ее главная тема: она состоит из коротких “крупинок”-рассказов о писательском долге (“Надпись на валуне”), о связи творчества с жизненным опытом (“Цветы из стружек”), о замысле и вдохновении (“Молния”), о соотношении плана и логики материала (“Бунт героев”), о русском языке (“Алмазный язык”) и знаках препинания (“Случай в магазине Альшванга”), об условиях работы художника (“Как будто пустяки”) и художественной детали (“Старик в станционном буфете”), о воображении (“Животворящее начало”) и о приоритете жизни перед творческим воображением (“Ночной дилижанс”).

Условно книгу можно разделить на две части. Если в первой автор вводит читателя в “тайное тайных” – в свою творческую лабораторию, то другую ее половину составили этюды о писателях: Чехове, Бунине, Блоке, Мопассане, Гюго, Олеше, Пришвине, Грине. Рассказам свойствен тонкий лиризм; как правило, это повествование о пережитом, об опыте общения – очном или заочном – с тем или иным из мастеров художественного слова.

Жанровый состав “Золотой розы” Паустовского во многом уникален: в едином композиционно законченном цикле объединились разные по своим характеристикам фрагменты – исповедь, мемуары, творческий портрет, очерк творчества, поэтическая миниатюра о природе, языковедческое исследование, история замысла и его воплощения в книге, автобиография, бытовая зарисовка. Несмотря на жанровую разнородность, материал “сцементирован” сквозным образом автора, который диктует повествованию свой ритм и тональность, ведет рассуждение в соответствии с логикой единой темы.

“Золотая роза” Паустовского вызвала множество откликов в печати. Критики отмечали высокое мастерство писателя, оригинальность самой попытки трактовать проблемы искусства средствами самого искусства. Но она же и вызвала много нареканий, отражавших дух переходного времени, предшествовашего “оттепели” конца 50-х гг. писателя упрекали в “ограниченности авторской позиции”, “излишестве красивых деталей”, “недостаточном внимании к идейной основе искусства”.

Сочинение: Что я понял, прочитав сборник К. Г. Паустовского «Золотая роза»

Уже на закате лет Константин Георгиевич Паустовский написал очень мудрое и глубокое по своему содержанию произведение, которое назвал «Золотая роза». Обычно на склоне лет люди начинают задумываться над тем как они прожили свою жизнь, над тем какие ошибки они совершили, над тем как они могут в данный момент их исправить, над тем что еще они успеют сделать, чтоб оставить после себя незабываемый след для потомков. Так вот, основываясь на своем богатом жизненном опыте, хорошенько все переосмыслив, и, взвесив все за и против, многие начинают новую жизнь, которая полна радости, счастья, восторга. Таким образом, Константин Георгиевич Паустовский приоткрывает нам завесу тайны смысла жизни и постижения счастья в своей книге «Золотая роза». Поэтому многие из тех, кто прочитал данное произведение, нашли для себя в нем ответы на возникающие по течению жизни вопросы.

Первый рассказ этой книги, который мы рассмотрим подробнее, называется «Драгоценная пыль». В нем автор описывает нам историю парижского мусорщика Жане Шамете. Наше знакомство с главным героем проходит во время его службы в армии. Не поучаствовав ни в одном бою, Жане выпадает счастливый случай покинуть армию и вернуться на родину. Но при этом он получает задание отвезти во Францию маленькую дочь полкового командира Сюзанну. Так вот, в процессе общения девочки и Шамета мы и узнаем о жизни главного героя в мельчайших подробностях. Он так трогательно, нежно, по-детски наивно вспоминает о своем детстве, что читатель напрочь забывает о нелегком несладком настоящем Жана. В основном все воспоминания его связаны с родным домом, с родными местами, с обычаями и легендами его родных мест. Одна из историй, рассказанных для Сюзи, связана с золотой розой.

Читайте так же:  Бегония рекс размножение листом

По преданиям, ее владелец наделялся неземным счастьем. Золотая роза — является основной нитью рассказа, она проходит через все произведение в качестве немаловажного элемента. Можно сказать, она является фундаментом данного произведения, на этой небольшой детали построена вся сюжетная линия рассказа. Золотая роза олицетворяет что-то прекрасное, светлое, неземное — что-то, что можно назвать счастьем. Заметьте, Паустовский не описывает нам тяжелую долю Жане Шамете, он не призывает читателя к жалости или состраданию к этому персонажу, это было бы слишком просто для такого великого писателя и тонкого психолога как Константин Георгиевич. В этом и есть вся его суть: даже на предсмертном одре главный герой- мусорщик, изображен как творец счастья, как достойный человек, как сказочное создание. Так вот этот рассказ о золотой розе вселил в души Шамета и Сюзи надежду на благополучие, веру в счастье, он воплотил легенду в жизнь, воссоздав золотую розу из старого предания в жизнь. Жаль только, что не все способны увидеть золотую розу, поверить в ее существование и магическую, волшебную силу. Ведь и в обычной розе кто-то видит только колючие жесткие шипы, а кто-то прекрасный благоухающий бутон. И в жизни, настоящую цену счастья знают те, кто поистине познал всю глубину горечи и невзгод.

Так почему же Константин Георгиевич Паустовский решает закончить свой рассказ так трагично — смертью Жане Шамете? Ведь, казалось бы, он только что докопался до истины, теперь бы вот жить, да жить. Но. в этом весь Паустовский.

По легенде древних мудрецов, людям не случайно в жизни предопределен такой период как старость. Человек становится не интересен сам себе, когда вроде, он все уже знает. Хотя я бы поспорила с мудрецами, ведь одной жизни не хватит, чтоб знать абсолютно все. Но, Шамет опостылел сам себе, уже не было сил смотреть на себя в зеркало. Он называл себя неуклюжей образиной, ковыляющей на ревматических ногах. Жан очень долго, упорно и тяжело шел к своей цели, и вот когда она наконец-то достигнута, его жизнь теряет всяческий смысл, он теряет к ней интерес и все вокруг безвозвратно рушится. Главный герой узнает, что Сюзанна покидает страну и навсегда уезжает в Америку. Жане Шамете познал смысл жизни, он поверил в счастье, и узнал что значит быть счастливым. Поэтому покидает этот бренный мир он с улыбкой на устах.

Так о чем же этот рассказ? Он о простом человеческом счастье. Оказывается не так много для этого надо. Нужно просто по-другому, с другого ракурса, с другой точки зрения посмотреть на вещи, на то, что нас окружает. В рассказе К.Г.Паустовского «Золотая роза» нет хитросплетенного сюжета, нет неожиданных поворотов событий, он не держит нас в интриге и напряжении. Читая его, можно просто отдохнуть душой. Произведение побуждает подумать, переосмыслить свою жизнь, переоценить свои ценности. Как-то по-домашнему тепло и добро становится на душе после чтения этого рассказа.

Мини-сочинение по рассказу Золотая роза (Паустовский К .Г.)

Рассказ К.Паустовского «Золотая роза» навеял на меня размышления о детстве и вере в чудо. Я считаю, что «создание чуда» для детей не является обманом, наоборот, это помогает сердцу ребёнка не очерстветь, всегда верить в добро, что-то необычное и волшебное.

В рассказе сказочник удивил дочь лесничего, у которого остался пожить на лето, тем, что во время их прогулки по лесу сказал, что все найденные ею «необыкновенные вещицы» под грибами спрятали гномы. Это не является обманом и «великим грехом», как сказал священник. Это событие принесло девочке радость, восторг от произошедшего, его она запомнит на всю жизнь, оно останется в её душе. В будущем, возможно, она сама захочет нести эту радость, доброту, это «чудо» людям, ведь она и сама верит в него.

Такие люди живут сказкой, верят в неё и сами её создают, ведь в детстве у них самих она была, что позволило сердцу не очерстветь.

Таким образом, каждый человек должен сохранять в себе чудо, сделанное для него в детстве, делиться им с другими. Так он научится жить с открытой душой, не сделает гадость и не поступит подло. А вера это «чудо» сделает жизнь детей краше, интереснее и положительно повлияет на их будущее.

Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) — начать подготовку

Паустовский Константин

Сочинение по рассказу Паустовского «Телеграмма»

Вырвавшись из-под крыла родителей, мы часто о них забываем. Появляются в нашей жизни другие приоритеты, дела, заботы. В произведении Паустовского «Телеграмма» представлен.

Сочинение по сказке Паустовского «Теплый хлеб»

Небольшой, но доброй сказке Паустовского очень идет её уютное название «Тёплый хлеб». Эта удивительная сказка по праву принадлежит к категории подлинных творений литературы.

Паустовский о русском языке

Свою позицию в отношении к русскому языку К.Г. Паустовский наиболее четко выразил в очерке «Алмазный язык». В нем автор обращается к молодежи, которой необходимо пополнять.

Наш Паустовский

Кто знаком с творчеством Константина Григорьевича Паустовского, тот наверняка представляет какой был замечательный человек. Писатель с большой открытой душой, с ранимым.

Автор в доме Екатерины Ивановны. (Анализ эпизода из рассказа Паустовского «Зарубки на сердце».)

К.Г. Паустовский – очень самобытный писатель с особым словом. Все мысли и образы, которые хотел передать писатель, выражаются через образы природы. Автор простым и доступным.

Очерк «Язык и природа» Константина Паустовского

Константин Георгиевич Паустовский был настоящим художником слова. Благодаря своему таланту, он мог перенести читателя в любой уголок красивейшей страны – России.

Очерк «Алмазный язык» Константина Паустовского

Эпиграф выбран мной не случайно, ибо он ясно отражает и суть произведения К. Г. Паустовского «Алмазный язык», и суть моего сочинения, в данном случае рецензии. Я думаю.

Рецензия на рассказ «Драгоценная пыли» из сборника Константина Паустовского «Золотая роза»

Книга «Золотая роза» написана Константином Георгиевичем Паустовским в зрелом возрасте, когда каждый человек в большинстве случаев уже испытал самые прекрасные моменты.

Писатель-путешественник (Константин Паустовский)

Тяга к странствиям возникла у К. Паустовского еще в детстве — она пришла из книжек, в которых обрисовывались различные экзотические страны. Бегство в иную, придуманную.

Природа и герои в творчестве Паустовского

К.Г. Паустовский считал, что настоящий писатель должен на собственном опыте испробовать разные профессии, побывать в разных местах, и только после этого он сможет создавать.

по тексту К. Паустовского (из повести Золотая Роза) (ЕГЭ по русскому)

Многие из нас любят живопись, посещают различные выставки и галереи картин, рассматривают мастерски написанные портреты и пейзажи. Что дают они нам? Какое влияние оказывают на человека? Мне было интересно познакомиться с текстом К. Паустовского, в котором поднимается важная проблема роли живописи в нашей жизни.

Размышляя об этом, автор рассказывает нам о двух знаменитых полотнах, которые произвели большое впечатление на зрителей.

Французский живописец Моне изобразил лондонский туман в багровых тонах, что сначала вызвала возмущение посетителей выставки. Однако вскоре восторжествовала правота художника, сумевшего сломать стереотипы людей в восприятии окружающего мира. Другой пример писатель берет из своей жизни: он обращается к картине Левитана, показавшего в русском ненастье «оттенок величия, даже торжественности». По признанию рассказчика, это помогло ему по-иному взглянуть на природу, а также научило » ценить простые земные блага».

Позиция К. Паустовского предельно ясна: живопись играет немаловажную роль. Художники » часто замечают то, чего мы совсем не видим». Их произведения помогают нам » увидеть и полюбить краски и свет» мира.

И в этом нельзя не согласиться с автором.

Мне кажется, что у каждого человека в жизни есть такие полотна, которые помогают ему взглянуть на вроде бы обыденные, привычные вещи совершенно другими глазами.

Однажды такая картина нашла и меня. Это были «Подсолнухи» В.Ван Гога. На холсте изображён букет цветов в глиняной вазе. Сразу бросается в глаза, что для живописца не существует границы между одушевленной и неодушевленной материей. Цветы так и стремятся проникнуть за рамки картины, прорываясь к лучам солнца. Ван Гог непревзойденно у меня работать с цветом, его маски переполнены эмоциями. Присутствие его души ощущается в каждом его творении. Он превращал боль своей измученной жизни восторженную красоту! Именно это полотно научило меня многому, с него началась моя любовь к живописи.

И теперь, каждый раз, глядя на обычные вещи, я вижу то, чего не замечают другие, их едва уловимые прелесть, изящество и суть.

Искусство помогает иногда и в гораздо более ответственных ситуациях. Такую историю рассказал А. Грин в повести «Алые паруса». Его герой, Артур Грей, увидел в детстве замечательную картину, которая определила его дальнейшую судьбу. Это было изображение большого корабля, вздыбленного штормовой волной, и смелого капитана. В душе мальчика, выросшего в графском замке, как в золотой клетке, поселилась мечта о море. Прошли годы — и она стала реальностью: Артур покинул дом, многое испытал и наконец сам надел капитанскую фуражку. Эта дорога привела его к счастью. А началось всё с картины в отцовской библиотеке.

Читайте так же:  Растение каменная роза

Таким образом, К. Паустовский был прав, утверждая важность искусства в духовной жизни человека.

Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) — начать подготовку

Золотая роза.
Старик в станционном буфете

СТАРИК В СТАНЦИОННОМ БУФЕТЕ

Худой старик с колючей щетиной на лице сидел в углу станционного буфета в Майори. Над Рижским заливом свистящими полосами проносились зимние шквалы. У берегов стоял толстый лед. Сквозь снежный дым было слышно, как грохочет прибой, налетая на крепкую ледяную закраину.

Старик зашел в буфет, очевидно, погреться. Он ничего не заказывал и понуро сидел на деревянном диване, засунув руки в рукава неумело заплатанной рыбачьей куртки.

Вместе со стариком пришла белая мохнатая собачка. Она сидела, прижавшись к его ноге, и дрожала.

Рядом за столиком шумно пили пиво молодые люди с тугими, красными затылками. Снег таял у них на шляпах. Талая вода капала в стаканы с пивом и на бутерброды с копченой колбасой. Но молодые люди спорили о футбольном матче и не обращали на это внимания.

Когда один из молодых людей взял бутерброд и откусил сразу половину, собачка не выдержала. Она подошла к столику, стала на задние лапы и, заискивая, начала смотреть в рот молодому человеку.

— Пети! — тихо позвал старик. — Как же тебе не стыдно! Зачем ты беспокоишь людей, Пети?

Но Пети продолжала стоять, и только передние лапы у нее все время дрожали и опускались от усталости. Когда они касались мокрого живота, собачка спохватывалась и подымала их снова.

Но молодые люди не замечали ее. Они были увлечены разговором и то и дело подливали себе в стаканы холодное пиво.

Снег залеплял окна, и дрожь пробегала по спине при виде людей, пьющих в такую стужу совершенно ледяное пиво.

— Пети! — снова позвал старик. — А Пети! Ступай сюда!

Собачка несколько раз быстро мотнула хвостом, как бы давая понять старику, что она его слышит и извиняется, но ничего с собой поделать не может. На старика она не взглянула и даже отвела глаза совсем в другую сторону. Она как бы говорила: «Я сама знаю, что это нехорошо. Но ты же не можешь купить мне такой бутерброд».

— Эх, Пети, Пети! — шепотом сказал старик, и голос его чуть дрогнул от огорчения.

Пети снова вильнула хвостом и вскользь, умоляюще посмотрела на старика. Она как бы просила его больше ее не звать и не стыдить, потому что у нее самой нехорошо на душе и она, если бы не крайность, никогда бы, конечно, не стала просить у чужих людей.

Наконец один из молодых людей, скуластый, в зеленой шляпе, заметил собаку.

— Просишь, стерва? — спросил он. — А где твой хозяин?

Пети радостно вильнула хвостом, взглянула на старика и даже чуть взвизгнула.

— Что же это вы, гражданин! — сказал молодой человек. — Раз собаку держите, так должны кормить. А то некультурно получается. Собака у вас милостыню выпрашивает. Нищенство у нас запрещено законом.

Молодые люди захохотали.

— Ну и отмочил, Валька! — крикнул один из них и бросил собачке кусок колбасы.

— Пети, не смей! — крикнул старик. Обветренное его лицо и тощая, жилистая шея покраснели.

Собачка сжалась и, опустив хвост, подошла к старику, даже не взглянув на колбасу.

— Не смей брать у них ни крошки! — сказал старик.

Он начал судорожно рыться в карманах, достал немного серебряной и медной мелочи и начал пересчитывать ее на ладони, сдувая мусор, прилипший к монетам. Пальцы у него дрожали.

— Еще обижается!-сказал скуластый молодой человек. — Какой независимый, скажи пожалуйста!

— А, брось ты его! На что он тебе сдался? — примирительно сказал один из молодых людей, наливая всем пиво.

Старик ничего не ответил. Он подошел к стойке и положил горсть мелких денег на мокрый прилавок.

— Один бутерброд! — сказал он хрипло. Собачка стояла рядом с ним, поджав хвост. Продавщица подала старику на тарелке два бутерброда.

— Один! — сказал старик.

— Берите! — тихо сказала продавщица. — Я на вас не разорюсь.

— Палдиес! — сказал старик. — Спасибо!

Он взял бутерброды и вышел на платформу. Там никого не было. Один шквал прошел, второй подходил, но был еще далеко на горизонте. Даже слабый солнечный свет упал на белые леса за рекой Лиелупа.

Старик сел на скамейку, дал один бутерброд Пети, а другой завернул в серый носовой платок и спрятал в карман.

Собачка судорожно ела, а старик, глядя на нее, говорил:

— Ах, Пети, Пети! Глупая собака!

Но собачка не слушала его. Она ела. Старик смотрел на нее и вытирал рукавом глаза — они у него слезились от ветра.

Вот, собственно, и вся маленькая история, случившаяся на станции Майори на Рижском взморье.

Зачем я ее рассказал?

Начав писать ее, я думал совсем о другом. Как это ни покажется странным, я размышлял о значении подробностей в прозе, вспомнил эту историю и решил, что если ее описать без одной главной подробности — без того, что собака всем своим видом извинялась перед хозяином, без этого жеста маленькой собаки, то история эта станет грубее, чем она была на самом деле.

А если выбросить и другие подробности — неумело заплатанную куртку, свидетельствующую о вдовстве или одиночестве, капли талой воды, падавшие со шляп молодых людей, ледяное пиво, мелкие деньги с прилипшим к ним сором из кармана, да, наконец, даже шквалы, налетавшие с моря белыми стенами, то рассказ от этого стал бы значительно суше и бескровнее.

В последние годы подробности начали исчезать из нашей беллетристики, особенно в вещах молодых писателей.

Без подробности вещь не живет. Любой рассказ превращается в ту сухую палку от копченого сига, о какой упоминал Чехов. Самого сига нет, а торчит одна тощая щепка.

Смысл подробности заключается в том, чтобы, по словам Пушкина, мелочь, которая ускользает от глаз, мелькнула бы крупно, в глаза всем.

С другой стороны, есть писатели, страдающие утомительной и скучной наблюдательностью. Они заваливают свои сочинения грудами подробностей — без отбора, без понимания того, что подробность имеет право жить и необходимо нужна только в том случае, если она характерна, если она может сразу, как лучом света, вырвать из темноты любого человека или любое явление.

Например, чтобы дать представление о начавшемся крупном дожде, достаточно написать, что первые его капли громко щелкали по газете, валявшейся на земле под окном.

Или, чтобы дать страшное ощущение смерти грудного ребенка, достаточно сказать об этом так, как сказал Алексей Толстой в «Хождении по мукам»:

«Измученная Даша уснула, а когда проснулась, ее ребенок был мертв и легкие волосы у него на голове поднялись».

«- Покуда спала, к нему пришла смерть. — сказала Даша, плача, Телегину. — Пойми же — у него волосики встали дыбом. Один мучился. Я спала.

Никакими уговорами нельзя было отогнать от нее видение одинокой борьбы мальчика со смертью».

Эта подробность (легкие детские волосы, вставшие дыбом) стоит многих страниц самого точного описания смерти.

Обе эти подробности верно бьют в цель. Только такой и должна быть подробность — определяющей целое и, кроме того, обязательной.

В рукописи одного молодого писателя я наткнулся на такой диалог:

«- Здорово, тетя Паша! — сказал, входя, Алексей. (Перед этим автор говорит, что Алексей открыл дверь в комнату тети Паши рукой, как будто дверь можно открыть головой.)

— Здравствуй, Алеша, — приветливо воскликнула тетя Паша, оторвалась от шитья и посмотрела на Алексея. — Что долго не заходил?

— Да все некогда. Собрания всю неделю проводил.

— Говоришь, всю неделю?

— Точно, тетя Паша! Всю неделю. Володьки нету? — спросил Алексей, оглядывая пустую комнату.

— Нет. Он на производстве.

— Ну, тогда я пошел. До свиданьица, тетя Паша. Бывайте здоровы.

— До свиданья, Алеша, — ответила тетя Паша. — Будь здоров.

Алексей направился к двери, открыл ее и вышел. Тетя Паша посмотрела ему вслед и покачала головой:

Читайте так же:  Слива в сиропе на зиму рецепты

— Бойковитый парень. Моторный».

Весь этот отрывок состоит, помимо небрежностей и разгильдяйской манеры писать, из совершенно не обязательных и пустых вещей (они подчеркнуты). Все это ненужные, не характерные, ничего не определяющие подробности.

В поисках и определении подробностей нужен строжайший выбор.

Подробность теснейшим образом связана с тем явлением, которое мы называем интуицией.

Интуицию я представляю себе как способность по отдельной частности, по подробности, по одному какому-либо свойству восстановить картину целого.

Интуиция помогает историческим писателям воссоздавать не только подлинную картину жизни прошедших эпох, но самый их воздух, самое состояние людей, их психику, что по сравнению с нашей была, конечно, несколько иной.

Интуиция помогла Пушкину, никогда не бывшему в Испании и в Англии, написать великолепные испанские стихи, написать «Каменного гостя», а в «Пире во время чумы» дать картину Англии, не худшую, чем это могли бы сделать Вальтер Скотт или Берне — уроженцы этой туманной страны.

Хорошая подробность вызывает и у читателя интуитивное и верное представление о целом — или о человеке и его состоянии, или о событии, или, наконец, об эпохе.

Рецензия на рассказ «Драгоценная пыль» из сборника К. Г. Паустовского «Золотая роза»

Школьное сочинение

Ожидание счастливых дней бывает иногда гораздо лучше этих самых дней.

К. Г. Паустовский

Книга «Золотая роза» написана Константином Георгиевичем Паустовским в зрелом возрасте, когда каждый человек в большинстве случаев уже испытал самые прекрасные моменты своей жизни, когда остались позади глупые ошибки молодости, когда передуманы неверно произнесенные слова, пересмотрены необдуманные поступки, наконец, когда он просто может сказать: «Я познал жизнь!» Но в то же время в его голове проносится спасительная мысль: «Может, это еще не конец? Может, все самое лучшее еще впереди? А что, если сейчас начать новую жизнь. Жизнь, полную счастья, без ошибок и промахов. «

Что же нужно для этого? Надо просто оглянуться назад, переосмыслить все прожитое, взвесить все плюсы и минусы и обязательно сделать вывод, пусть даже для себя. Итог этого переосмысления у разных людей выражается по-разному: одни начинают жизнь заново, другие пишут мемуары, а кто-то размышляет о жизни вообще. Так, в своей прекрасной и удивительно глубокой по смыслу книге «Золотая роза» Паустовский не только раскрыл проблему идейного обоснования литературного творчества и выразил свое «понимание писательства», но и приоткрыл нам некоторый смысл жизни. Ведь именно в книгах мы жадно читаем о том, на что обращаем внимание в жизни. Давайте же познакомимся с произведением поближе. Я уверен, что каждый найдет в нем ответы на многие возникающие вопросы.

В одном из рассказов своей книги — «Драгоценная пыль» — автор рассказывает нам «историю о парижском мусорщике Жане Шамете». Но она вовсе не является начальным повествованием о нелегкой жизни нищего человека. Нет, такой рассказ вряд ли заинтересовал бы читателя, он вызвал бы только лишь чувство сострадания к тяжелой доле «маленького человека». Такое произведение и не создало бы особенной славы творчеству автора. Гениальность Паустовского заключается в том, что обделенного жизнью мусорщика, забытого всеми даже в свой предсмертный час, он изображает как творца человеческого счастья, пусть даже сказочно-суеверного, человека, способного любить и достойно жить, а не существовать.

Автор знакомит нас с Шаметом во время его службы в армии «Маленького Наполеона». Он подчеркивает, что это были лучшие времена его жизни. И удача была на его стороне: «не побывав еще ни в одной настоящей перестрелке», Шамет по состоянию здоровья был отправлен на родину. Ему поручили отвезти во Францию дочь полкового командира Сюзанну. Именно в процессе знакомства Шамета с Сюзи мы узнаем всю жизнь героя рассказа до мельчайших подробностей. И хотя она была не такая уж и сладкая, воспоминания бывшего солдата полны какого-то тайного воодушевления. Впрочем, никакой тайны в этом нет. Любой человек с некой искринкой в глазах и улыбкой на губах вспоминает свое золотое детство и многообещающую юность, когда он еще не ощутил на себе всю сложность жизни, не столкнулся с неизбежными разочарованием, горем и обманом. Чаще всего воспоминания связаны с

отчим домом, родными краями, с их местными историями, былинами, легендами, сказками.

Одну из таких историй и рассказывает Шамет девочке. Это «смутное воспоминание о золотой розе», по поверьям, приносившей счастье своему обладателю, внесло в жизнь двух людей мечту о несбыточном благополучии, надежду на воплощение этой красивой легенды и в лучшее будущее, связало два существа воедино золотой ниткой веры в прекрасное. Золотая роза проходит через все произведение и является основной, если не сказать, важнейшей его деталью. На нем строится весь рассказ. Только благодаря ей история бедного парижского мусорщика предстает перед читателем. Золотая роза не является символом богатства и могущества. Она одушевляется и превращается в нечто вечное и светлое, олицетворяющее счастье. Ведь человек живет на земле не для того, чтобы стать богатым, а для того, чтобы стать счастливым. Смысл же жизни нашего героя не в жажде любви, хвалы, не в удовлетворении честолюбия и эгоистических потребностей, а в том, чтобы подарить Сюзанне счастье, создав его своими руками. Он соткал это хрупкое совершенство из мельчайших песчинок, воссоздал легендарную золотую розу из пыли. Из этой обыкновенной пыли, что окружает всех нас, но только некоторые способны разглядеть в ней те крупицы золота, из которых сотканы самые заветные мечты и светлые грезы. И только для них эта пыль будет носить название драгоценной. Обычно в категорию мастеров и ювелиров счастья входят только те, кто знает цену жизни, кто изначально не потерялся в этом мире, не заблудился во множестве дорог, а нашел свою единственную, наконец, кто вместо того, чтобы жаловаться на острые шипы розы, радуется тому, что среди этих шипов растет заветный цветок. Да, трудно среди тысячи заблуждений и разочарований найти истину. Но в этом и весь смысл жизни.

Почему же умирает Шамет? Неужели он, нашедший ту самую истину, не заслуживает лучшей доли? Вот проблема рассказа. Я уверен, что именно эти вопросы волнуют читателей, именно эта неожиданная смерть непонятна им. Давайте попробуем разобраться.

Жизненный цикл, по легенде древних, не случайно предполагает старость. Именно тогда, когда человек уже все знает, он становится неинтересен сам себе. Эта непривлекательность проявляется даже во внешности. Шамет не мог видеть себя в зеркале — «эту неуклюжую образину, ковыляющую на ревматических ногах». Когда цель, к которой так долго и тяжело шел Шамет, была достигнута, стало известно, что Сюзанна уехала навсегда в Америку. Мир вокруг разрушился окончательно и безвозвратно, и жизнь потеряла смысл. Но это не главная причина смерти героя рассказа. Шамет с улыбкой на губах покидает этот мир, он не нужен больше в земной жизни, Жан познал ее смысл, постиг тайну бытия. В этом его счастье. То, что он выковал не для себя, оказалось его навеки.

Разобранное нами произведение не имеет головокружительных и увлекательных приключений, запутанных интриг, романтического ореола борьбы. Но оно действительно побуждает высокие чувства и мысли, манит к себе своей чистотой. Кажется, выступая в роли рецензента, я должен был обязательно критически оценить произведение, найти отрицательные стороны работы Паустовского. Но удивительное дело: то ли я плохой человек, то ли я предвзято отношусь к рассказу, но мне он так понравился, что я не нашел в нем ни одного писательского промаха, ни одной неправильной писательской мысли. Да и могу ли я осуждать литературный труд писателя, может быть, всей его жизни, критиковать рассказ о просто человеческом счастье.