Рассказы георгины

Для более раннего цветения необходимо регулярно удалять появляющиеся пасынки — боковые побеги, отрастающие в пазухах листьев. Начиная с четвёртой пары листьев боковые побеги оставляют для формирования куста. Низкорослые сорта не пасынкуют.

Георгины —
калейдоскоп улыбок!

Вчера — уж солнце рдело низко —
Средь георгин я шёл твоих,
И как живая одалиска,
Стояла каждая из них.
Как много пылких или томных,
С наклоном бархатных ресниц,
Весёлых, грустных и нескромных
Отвсюду улыбалось лиц!
Афанасий Фет

Георгины — пышные и яркие цветы, играющие тёплыми красками лета до глубокой осени. Они приветливы и доброжелательны, неисправимые оптимисты и жизнелюбы. Цветущие георгины всегда выглядят безупречно: и под палящим солнцем, и после летнего ливня. Трудно представить себе деревенский пейзаж без золотистых, алых, розовых или рубиновых головок георгины, возвышающихся над плетнём или штакетником.

Цветут георгины в середине лета и сохраняют сочную зелень листвы и насыщенную, яркую окраску лепестков вплоть до первых заморозков. Несмотря на то, что георгины родом из тёплого, влажного климата, они неплохо адаптировались к резким перепадам температур и, нередко, прохладному лету средних широт, но противостоять заморозкам не в их власти. Холодное, со льдом, дыхание осени застаёт георгины врасплох в самом расцвете сил. После повреждения заморозками надземная часть растения не восстанавливается, но клубнекорень продолжает жить.

Георгины по природе своей тепло-, свето- и влаголюбивы, прекрасно растут на открытых, солнечных местах, а их сочные стебли и листья не любят сквозняков и сильного ветра. Они чувствительны к затоплению, поэтому низинные и заболоченные участки для георгинов не пригодны. Современные сорта и гибриды неприхотливы, растут на любой почве, хотя предпочитают средние и лёгкие суглинки, хорошо окультуренные, плодородные, со слабокислой или близкой к нейтральной реакцией почвенной среды.

НПО «Сады России»
456680, Челябинская область,
Красноармейский район, д. Шибаново, ул. Центральная, 92
Call-центр : 8 800 737-77-58

Георгина. История и легенды

Во второй половине прошлого столетия георгины были очень популярным цветком как на садовых и приусадебных участках.

Мода меняется не только на одежду, на прически и на слова. Мода меняется и в отношении цветов. Теперь как-то не принято дарить георгины, поэтому они, как цветы на срезку, мало ценятся.

Все же многие цветоводы по-прежнему продолжают их выращивать и восхищаться великолепием и разнообразием георгин. Тем более, что с каждым годом коллекции этих замечательных цветов продолжают пополняться. Селекционеры не перестают работать с георгинами, поэтому и появляются различные новые сорта – от мини до гигантских. Да и обилие форм цветка не перестает удивлять и восхищать любителей георгин.

Интересна история георгин и еще более интересны легенды об этом цветке.

Первая легенда рассказывает о том, как вообще появился на земле цветок георгина. Эта легенда повествует о том, что георгина появилась на месте последнего костра, который угас при наступлении ледникового периода. Этот цветок первым пророс из земли после прихода тепла на землю и своим цветением ознаменовал победу жизни над смертью, тепла над холодом.

Одна из легенд рассказывает о том, как в далекие времена георгина не была так распространена, как теперь. Тогда она была лишь достоянием царских садов. Красотой этих прекрасных цветов имели возможность наслаждаться только царская семья и придворные. Этот цветок тогда еще не имел своего нынешнего названия. Никто не имел права вынести или вывезти георгину из дворцового сада.

В том саду трудился молодой садовник по имени Георгий. И как положено во всех легендах, была у него возлюбленная, которой и подарил он однажды прекрасный цветок – георгину. Он тайком вынес росток георгины из царского дворца и весной посадил его у дома своей невесты. Это не могло оставаться тайной и до царя дошли слухи о том, что цветок из его сада теперь растет и за пределами его дворца. Гневу царя не было предела. По его указу садовник Георг был схвачен стражей и посажен в тюрьму, откуда ему не суждено было выйти никогда. А георгина с тех пор стала достоянием всех, кому пришелся по душе этот цветок. В честь садовника и был назван этот цветок – георгина.

Другая легенда рассказывает, будто бы все так же в древние времена русский мореплаватель по имени Георгий увидел в одной из экзотических стран, в которой однажды останавливалось его судно, прекрасный цветок, который сразил его своей красотой и великолепием. Он решил взять с собой на родину корни этого цветка, чтобы посадить его у своего дома и удивить красотой своих друзей и знакомых.

Однако он не довез его домой, а подарил королю одной из заморских стран, где пришлось остановиться Георгию. Услышав от Георгия рассказ о великолепном цветке и узнав, что мореплаватель везет с собой его корни, король стал уговаривать Георгия отдать ему корни этого цветка. Король был щедр и предлагал взамен все, что пожелает мореплаватель. Но тому ничего не было нужно, он и без того был богат.

В конце концов король уговорил мореплавателя и тот просто подарил королю корни цветка, не взяв взамен ничего. Позже, когда георгина расцвела в королевском саду, король был восхищен ее великолепием. И в благодарность русскому мореплавателю он дал имя цветку – георгина.

Вот такие красивые легенды о георгине. А как же на самом деле было? Откуда появился этот цветок в наших садах и когда это произошло?

На самом деле дикие георгины произрастали в горных районах Перу, Мексики, Чили. Корни этих цветов служили пищей для ацтеков кечуа, проживавших в давние времена в тех районах. Точных данных нет, но по одной из версий, более четырех столетий назад два испанских путешественника, побывавших в тех краях, захватили с собой на родину корни этого растения. Везли они в Европу корни георгин в качестве пищевого растения. Однако вкус георгин не произвел впечатления на европейцев, а вот сами цветы удивили своей красотой. Поэтому и стали выращиваться георгины в качестве декоративных растений в садах Европы.

Клубни георгин изначально были приобретены мадридским Ботаническим садом. Директором сада были исследованы и описаны три вида этого растения, которым он дал название “Далия” – в честь шведского ботаника Даля.

Георгиной же этот цветок стал называться с 1803 года. Это название было дано ему Карлом Вильденовом – немецким селекционером. Он заметил, что название “далия” уже существует – так назывался один из южноафриканских кустарников. Поэтому он предложил ботаникам дать цветку другое название – георгина. В честь своего славного коллеги – академика Императорской Академии наук и художеств Санкт-Петербурга Иоганна Готлиба (Йоханн Готтлиб) Георги.

Однако название “георгина” прижилось только в России. На английском языке он так и остался “далией”.

Сказки. Рассказы. Стихи.

Электронная библиотека детской литературы

Георгин и бабочка — терапевтическая сказка для детей от 5 лет

Терапевтическая сказка. Сказкотерапия для детей от 5 лет

Проблема: — трудности во взаимоотношениях со сверстниками

Жила-была одинокая старушка. Детей у нее не было, и чтобы не грустить, она выращивала цветы. Сад у нее был небольшой, но очень красивый. Однажды она посадила там Георгин. К огор­чению старушки, цветок долго не прорастал. И вот однажды ран­ним утром из земли показался зеленый росток — Георгин начал расти. Старушка очень обрадовалась и стала усердно поливать его, чтобы он поскорее вырос.

С каждым днем Георгин становил­ся выше, и у него росли листочки. Другие цветы с нетерпением ждали: «Ну когда же он расцветет? Мы так хотим познакомиться с ним!» Наконец ранним утром Георгин расцвел. Это был удиви­тельно красивый ярко-красный цветок. Цветы в саду зашептались: «Какой он красивый! Никто из нас не сравнится с ним! Он очень гордится своей красотой и поэтому такой высокий. Наверное, он не захочет дружить с нами».

Георгин услышал это и очень оби­делся: «Вы ошибаетесь, друзья! Я очень хочу с вами дружить!» Но цветы не поверили ему: «Если бы ты хотел с нами дружить, ты бы не вырос таким высоким!» Напрасно Георгин говорил цветам, что не виноват в том, что он такой высокий, — они не хотели его слу­шать. На следующий день цветы вообще перестали с ним разго­варивать и шептались между собой внизу.

Георгину было очень обидно, что его отвергают, но он ничего не мог поделать. Он был одинок в саду, где все цветы были ниже его. Однажды он подумал: «А почему бы мне не подружиться с солнцем? Оно выше меня, но я буду стараться и вырасту. Я до­тянусь до солнца, и мы сможем дружить!» Эта мысль придавала ему сил, и очень скоро он стал еще выше. На следующий день пошел сильный дождь. Вдруг Георгин увидел, как невдалеке ле­тит бабочка. Она почти падала, так как крылышки у нее были мок­рыми. Ей грозила неминуемая гибель. Георгин подумал: «Она же сейчас погибнет! Надо ее спасти!». Он стал усиленно качать сво­ей головкой, чтобы бабочка его увидела. Сквозь дождь она заме­тила издали большой красивый цветок, который качал своей головкой, как бы призывая ее. Собрав последние силы, бабочка добралась до цветка и спряталась под лепестками его большой красной головки.

Когда дождь кончился, бабочка высушила свои крылышки и, пообещав вернуться, улетела. На следующее утро она снова прилетела, чтобы поблагодарить Георгин зато, что он ее спас. С тех пор бабочка и Георгин подружились. Сначала она прилетала одна, но скоро с ней стали прилетать ее друзья, дру­гие бабочки. Теперь у Георгина было много друзей, которые его навещали. Но он решил, что другим цветам обидно, и предложил своим друзьям прилетать и на соседние цветы. Цветы очень об­радовались и поняли, как они ошиблись в Георгине. Они стали с ним дружить и увидели, какой он добрый. Теперь каждый день в сад прилетало множество красивых бабочек и там становилось очень весело и красиво.

Терентьев Владимир Иванович

Официальный сайт писателя

Георгины (рассказ)

Сестре Клавдии Николаевне посвящаю.

“Как странно в этом бренном мире всё –

смешение судеб людских, событий и вещей”.

(Запись на глиняной табличке из библиотеки

ассирийского царя Ашшурбанипала.)

Купе вагона скорого поезда, ждущего отправления на юг, постепенно заполнялось пассажирами. Вскоре вслед за мной в купе вошёл мужчина со спортивной сумкой. Стройный, чуть выше среднего роста, с сединой в густой шевелюре, мужчина поздоровался и уверенно забросил сумку на верхнюю багажную полку. Не особенно церемонясь с моим присутствием, сосед принялся располагаться на своей верхней полке, где лежала уже заправленная хрустящим от свежести бельём постель – почти неслыханный для МПС сервис, присущий лишь поездам фирменным и международного следования. В мужчине почувствовалась повадка бывалого командировочного. Такие люди обычно заваливаются спать сразу после отправления поезда, едва сдав проводнику билет и оплатив постель. Спят они до упора, с сознанием хорошо выполненного командировочного задания, поскольку денег больше нет и заняться чем–либо другим, кроме сна и чтения они не могут.

Двое других попутчиков появились в купе за пять минут до отправления. Запыхавшиеся, продравшиеся сквозь толпу людей на перроне и в самом вагоне, с тяжело нагруженными чемоданами в обеих руках. Ими были мужчина лет пятидесяти пяти, полноватый, с большой круглой головой, увенчанной обширной лысиной и женщина бальзаковского возраста, явно следящая за собой и знающая себе цену. Одетая без особых изысков моды, но со вкусом, она поздоровалась со всеми сразу и попросила меня открыть рундук, чтобы поставить туда свои чемоданы.

Читайте так же:  Виноград сорт махараджа

Вокзальный громкоговоритель прохрипел о том, чтобы провожающие покинули вагоны, а отъезжающие проверили свои билеты, которые могли оказаться в руках и карманах провожающих. Это объявление всегда вызывало у меня чувство восторга перед несравненным юмором железнодорожников и пафосом, с каким оно произносится на всех станциях нашей огромной стальной паутины.

Едва попутчики разместили свои вещи в рундуках и на полках, как поезд плавно тронулся после продолжительного и долгожданного гудка электровоза. Мимо проплыли пристанционные постройки. Слегка подёргивая состав, локомотив вначале двигался медленно, словно ощупью средь огромной паутины рельсов, но, постепенно ускоряясь, неуклонно мчался по заранее приготовленному для него маршруту. Он, повинуясь сигналам светофоров, то притормаживал, то, как вол, привычно тянущий свой груз, подстёгнутый и выдернутый из забытья, спохватывался и делал рывок. Поезд двигался вперёд, всё вперёд, создавая мелодию дальних дорог и странствий. Состав змеился, скрежетал на поворотах, вразнобой и дробно перестукивал колёсами на стыках рельсов и стрелочных переводов. У каждого вагона была своя партия в слаженном оркестре, исполняющем мелодию движения. В эту мелодию вплетались гудки электровозов и тепловозов, звуки рожков стрелочников, свистки кондукторов и составителей, бормотание репродукторов громкой диспетчерской связи, свист ветра между проносящихся мимо составов и стихия погоды.

Рельсы, то рассыпались веером на множество путей, то вновь сбегались воедино, в одну линию. Мелодии странствий нет дела до развития и путаницы путевых хозяйств пролетавших мимо станций, ей важно само движение. Она живёт им, питается им и неустанно славит его изо дня в день, из года в год – столетия, всем, кто захочет услышать её, кому не безразлична романтика дальних странствий. Эту мелодию обязательно услышит и пассажир-романтик, не занятый хлопотами в первые минуты поездки, и пассажир-мечтатель, бездумно вглядывающийся в пейзаж, мелькающий за окном вагона. Она будоражит в них дремлющие чувства, которые манят уехать от рутины скучных повседневных дел в романтическую неизвестность.

Я – бывалый пассажир, немало поездивший по огромной нашей стране, изъездивший её вдоль и поперёк. Люблю я мелодию странствий и всегда с трепетом ожидаю встречи с ней. Я вслушиваюсь в неё, а она тревожит меня, ласкает мои обострённые чувства и успокаивает, баюкает меня, словно, мамина колыбельная. Она всегда неповторима!

Приход в купе проводницы прервали мои размышления. Вскоре были сданы билеты, оплачены постели, заказан чай и началась обычная жизнь пассажира Российских железных дорог с переодеваниями, ожидания своей очереди в туалет, перекуры в тамбуре и чаепитие. Беглое знакомство с попутчиками за чаепитием, ничего не значащий трёп перед сном и, наконец, все успокаиваются в своих постелях. Перед сном решаю посмотреть завтрашнюю газету, приобретённую на перроне перед посадкой в поезд и отложенную на “потом”. Глаза при свете тусклого ночника быстро устали и я, было, собрался сложить газету и отложить её до утра, чтобы под перестук колёс отдаться Морфею, но внезапно был вырван из блаженного состояния полудрёмы взволнованным вопросом женщины, располагавшейся на нижней полке:

— Простите меня великодушно, вы не одолжите мне свою газету?

В этом вопросе явно проскальзывало нетерпение, но времени на анализ у меня не оставалось – я был на пути ко сну. Машинально подав женщине газету, в следующую секунду, по-моему, я спал. Во всяком случае, слов благодарности я уже не услышал, даже если они были произнесены.

Разбудили меня тишина и яркое солнце, бьющее мне в глаза. Поезд стоял на какой-то станции. Название её было не видно, но часы на здании вокзала показывали восемь часов. На перроне царила обычная суета. Отъезжающие спешили на поезд, приехавшие двигались к выходу в город…

Свесившись, я поглядел вниз. Полка была пуста, матрац аккуратно свёрнут, вещей попутчицы не было видно. Не было и самой попутчицы. Моя газета лежала на столике. При попытке взять её, из газеты выпала тетрадь на двадцать четыре листа в серой картонной обложке. Быстро спустившись вниз, я поднял тетрадь с пола. Никаких надписей на обложке не было, хотя было понятно, что тетрадь принадлежит попутчице. Я раскрыл её в надежде найти какие-нибудь объяснения в тексте. Уже с первых прочитанных слов стало понятно, что при других обстоятельствах дневник этот не должен быть в чужих руках. Вероятно, собираясь уходить, женщина машинально прикрыла дневник моей газетой, и в спешке забыла её.

Наспех одевшись, я выбежал из купе с тетрадью в руке и бросился в тамбур в надежде возвратить забытое владелице. Проводница, стоящая в дверях в ожидании отправления поезда, вылила на меня ушат отрезвляющей информации в ответ на мои пылкие объяснения:

— Мил человек, ваша дама сошла с поезда ещё ночью. Поинтересовалась у меня, когда будет встречный поезд. Сказала, что будто бы у неё кто-то из родных или знакомых в беду попал и ей немедленно, во что бы то ни было нужно возвратиться обратно. – Увидев мои грустные и озабоченные глаза, добавила. – Где ж её теперь найдёшь, милок? Так что делай с этой тетрадкой что захочешь, авось, когда-нибудь доведётся встретиться – вот и отдашь её. Гора с горой не сходятся, а люди завсегда могут свидеться – назидательно — философски заметила проводница. Разговаривая со мной, она не забывала о своих прямых обязанностях. Едва поезд тронулся, проводница закрыла дверь тамбура на замок и, не обращая внимания на меня, взялась за веник, чтобы навести в вагоне порядок.

Не солоно хлебавши, я возвратился в купе и обнаружил, что мои соседи по купе не спят. Моя активность разбудила их. Я объяснил попутчикам причину моей суеты и, в свою очередь, сделал попытку выяснить у них что-нибудь об этой женщине. К моему сожалению, ни один, ни другой не знали о ней ничего. Ну, совершенно ничего – ни имени, ни адреса. Мы втроём умудрились даже не поинтересоваться своей попутчицей, хотя и сами не больно откровенничали за вечерним чаем. Повертев в руках дневник, соседи дали, на мой взгляд, сомнительный совет:

— Прочти записи, может быть, что-нибудь там вычитаешь.

Читать чужие письма или дневники, тем более без согласия их владельцев, всё равно, что подглядывать за чужой жизнью через замочную скважину. Хотя современное телевидение показывает нам, что наша мораль безнадёжно устарела и ныне в ходу лозунг “Всё можно!” Тем не менее, менять свои жизненные принципы я не собирался. Преодолевая своё внутреннее сопротивление ключевым словом надо , бегло просмотрел дневниковые записи, пытаясь найти в них сведения об интересующих меня вопросах, но кроме нескольких имён, сведений о месте обитания женщины не было.

По приезде домой, я более углублённо изучил дневник и предпринял поиски через знакомого следователя прокуратуры. Используя Централизованную систему продажи железнодорожных билетов, выяснилось, что билет попутчицы был куплен по паспорту некой Матрёны Афанасьевны Черниговской, восьмидесяти восьми лет, неделю назад умершей естественной смертью от старости. Скорее всего, её родственники продали билет перед самым отправлением поезда, не желая терять деньги и избегая лишних объяснений при сдаче билета в железнодорожную кассу. Это означает, что попутчица уезжала внезапно, не зная точной даты отъезда заранее, иначе у неё был бы собственный билет.

Дальнейшие поиски я счёл бесперспективными. Следователь прокуратуры, зная о моих литературных опытах, посоветовал мне поработать с записями и опубликовать. Может быть, их автор откликнется, прочтя публикации. Подумав над этим предложением, я вновь перечитал дневниковые записи сделанные разными чернилами, пастами и даже карандашом, разными почерками одной и той же женщины – подстать её настроению – то округло-спокойным, то размашистой скорописью, то прерывисто-задумчивым. Записи отражали душевное состояние незнакомки в каждый момент общения со своим дневником. Впрочем, читайте выдержки из дневника, которые я счёл возможным предать огласке. Моего здесь ничего нет.

Я смотрю в окно. Не знаю, сколько времени – год или несколько лет я смотрю в это окно. У окна моё рабочее место, и я без отрыва от основной работы смотрю в окно и ожидаю Его появления. Я очень тщательно ухаживаю за окном, чтобы стёкла всегда были чистыми, чтобы ничто не помешало мне увидеть, как Он идёт ко мне.

У меня есть муж. Мне кажется, что я его люблю. По крайней мере, он мне не противен. В его-то любви ко мне я совершенно уверенна, так же как и в любви к нашим с ним троим детям.

Наверное, про таких, как я, в народе говорят: “Противоречивая женская душа” или, того хлестче, “C дуру баба бесится”.

Может быть! Может быть! Но я постоянно жду Его. Жду каждый день без всякой надежды на то, что Он придёт, без единого намёка с Его стороны, без оснований на взаимность.

Я гляжу в окно чаще, чем иная женщина глядится в зеркало. Ненавижу зеркала! Ненавижу смотреться в зеркало. Помимо того, что это пустая трата времени, кого я там увижу? Женщину, у которой уходят годы и прибавляются морщины на лице? Не хочу!!

Зато в окне когда-нибудь я смогу увидеть Его. Надежда эта невелика, но всё же есть. Жизнь так непредсказуема… В ней всякое может случиться.

Я знаю о Нём всё. Знаю, где живёт, где и на кого учился, где и кем работает, на ком женат и состав его семьи. Одно время, когда Он учился в Ленинградском Политехническом институте, мы с Ним переписывались. Но однажды я получила от Него увесистый пакет с моими фотографиями, открытками и письмами (не всеми!). Вложенная в пакет записка мало, что говорила мне. В ней было сказано, чтобы я ни на что не надеялась (надо полагать, в отношениях с Ним). Позже я узнала, что в этот период Он женился и, как порядочный человек, не хотел связывать меня иллюзиями на будущие отношения. В браке у него родилось четверо детей – сын и три дочери. Я написала: “ В браке родились дети”. Ну, конечно же, в браке. У Него не может быть детей вне брака, как говорится “на стороне”. Он не такой! Он – порядочный человек! Он – один на миллион, даже на миллиард.

Мне случалось несколько раз общаться с Его детьми и женой. Прелестные детки, воспитанные и разумные, мальчик – копия отец. Его жена – привлекательная и, в то же время, простая в общении женщина (другой у Него просто не могло быть).

Вот только с Ним я не виделась пятнадцать лет. Уже пятнадцать лет прошло с того дня, когда Он уехал, едва попрощавшись со мной. Говорят, что тот день был ярким и солнечным – всё вокруг горело и плавилось от жары, а я помню лишь мрак и озноб

Он ушёл от меня без объяснений!…

Читайте так же:  Голубика уход видео

Примечание : часть этого текста размыта каплями влаги и прочитываются с трудом. Трудно сказать, что это — слёзы или дождь.

Никому не скажу, что со мной.

Жизнь моя потеряла всю прелесть.

Боже мой! Боже мой!! Боже мой.

Я впадаю в лукавую ересь…

Я не верю в любовный огонь,

И в томленье я больше не плачу.

На душе у меня только боль.

Ничего для себя я не значу.

Мне постыло моё существо.

Без любимого всё мне постыло.

Для любви ведь живёт естество?!

Нет любимого – всё мне не мило.

Вспоминаю, как мы впервые познакомились. Он приехал в гости к своей двоюродной сестре. Его сестра Катя – моя соседка, старше меня по возрасту, но это не мешало мне считать её лучшей своей подругой. Она по-сестрински покровительствовала мне, была поверенной моих тайн.

У нас много общих интересов: вышивка, цветы, кулинария (люблю стряпать, но не люблю есть свою стряпню). В то далёкое время, когда я ещё училась в школе, каждую свободную минуту я проводила у неё, обучалась вышиванию гладью и крестом (простым и болгарским) по канве и по обводкам. Какие у Катюши в квартире висят вышитые картины – залюбуешься! Хоть сейчас на выставку. Правда, теперь и о моих вышивках неплохо отзываются. Ну, это я так, между прочим, приятно, что чему-то хорошему научилась. Часто я рассматривала у подруги её фотоальбомы, где впервые увидела Его фотографии. И детские, и юношеские, и со службы. Он служил на флоте и в морской форме – писаный красавец. Когда прочла Его письма к сестре, поняла, что Он тот, кто мне нужен, с кем бы я могла пройти по жизни до самой смерти.

В тот день, когда Он приехал на несколько дней к Катюше погостить после службы, мы впервые увиделись. Я, как бы случайно, зашла по-соседски за “спичками”. Он стоял у раскрытого чемодана в полосатой рубашке – тельняшке (я это, как и многое другое, узнала значительно позже). На звук моего голоса Он обернулся, и наши взгляды на мгновение встретились. Я с Ним поздоровалась шёпотом (голос куда-то от волнения пропал) и села на случайно подвернувшуюся табуретку. Если бы не она, я непременно упала бы, поскольку ноги мои подкосились от мгновенно подступившей слабости. Его взгляд пронзил меня, словно электрический разряд. Я не рассмотрела толком ни Его самого, ни лица, ни глаз. Я была словно в тумане, туман застил мне глаза. В тумане, машинально, я взяла злополучные спички и на ватных ногах поплелась к себе домой, благо идти было всего три метра.

Что-то говорила мне мама, о чём-то спрашивал папа – я их не слышала. Глухота объяла меня. Всё, что я делала, было бездумным и механическим исполнением чужой воли, а не моего сознания. Сознание вернулось ко мне чуть позже, ближе к обеду, когда Он вышел в палисадник отдохнуть. Сев на скамейку в тени вишнёвого дерева, – моё любимое место отдыха в саду – Он стал любоваться цветами, которые мы с Катей выращивали. Нежный аромат роз и мальв, флоксов и львиного зева, фиалок и анютиных глазок пьянили всех, кто попадал в наш райский уголок с весны до поздней осени. Он не курил (был вообще некурящим), а просто сидел, прикрыв глаза, и полной грудью вдыхал аромат. Мне показалось, что Он купался в этой плотной среде ароматов. Атлетическая фигура гимнаста с рельефными, литыми мускулами притягивали мой взгляд. Потеряв голову и всякий стыд, я подошла к Нему. Заслышав мои шаги, Он открыл глаза, внимательно посмотрел на меня и вдруг спросил:

— Как тебя зовут, девушка? – Голос у него — мягкий и сочный баритон, глубоко проникающий в трепетную душу.

Поскольку я на пять лет моложе Его, поэтому меня не удивило обращение на ты , и я ответила:

— Клава. Клавдия – поспешила я уточнить с некоторой робостью. Казалось, во мне трепетала каждая клеточка моего существа. Моё лицо полыхало так, что, казалось, от него можно было зажечь свечу. Я не могла посмотреть Ему в лицо. Не знаю, догадался ли Он о моём смятении, но я услышала очень спокойный голос:

— А меня зовут Егором.

Конечно же, я знала, как Его зовут, и для себя давно называла Жориком. Но Он, словно подслушав мои мысли, продолжил:

— Некоторые пытались меня называть Жорой, Юрой или Георгием, однако мне с детства нравится именно Егор. Мама меня так называла всегда – Егор, Егорушка.

При воспоминании о матери лицо Его осветилось, как мне показалось, глубинным нежным светом.

— Знаешь, когда-то мама завела у нас во дворе георгины, и мне очень полюбились эти цветы. – Я слушала Его бархатистый голос, он обволакивал моё сознание, путал мои мысли. – Георгины сопровождали меня во время всей моей службы, потому что в каждом мамином письме всегда были лепестки цветов георгинов. Если бы не мама, не её письма и мелочи, подобные засушенным лепесткам, мне бы трудно было бы отслужить три года. Особенно трудным был первый год во флотском экипаже…

Георгин довольно «молодой» цветок для Европы и не оброс легендами. Но каждый цветок хранит свою легенду и историю.

Первая легенда рассказывает о том, как вообще появился на земле цветок георгина. Эта легенда повествует о том, что георгин появился на месте последнего костра, который угас при наступлении ледникового периода. Этот цветок первым пророс из земли после прихода тепла на землю и своим цветением ознаменовал победу жизни над смертью, тепла над холодом.

Легенда о садовнике по имени Георгий. В древние времена этот цветок рос во дворце правителя и был царским цветком, был любимцем правителя. Никто не имел права наслаждаться его красотой, кроме царя и царской семьи.

Ухаживал и выращивал георгины молодой садовник. И случилось так, что он влюбился в молодую красавицу настолько, что потерял голову и забыл о запрете правителя. Несмотря на страх перед запретом молодой садовник подарил красивый цветок своей девушке.

Мало того, ночью тайком он вынес корешок прекрасного цветка из сада и посадил его возле дома своей невесты.

Царь узнал об этом поступке садовника и его гневу не было предела. Он отдал приказ заточить садовника в тюрьму. Там Георгий и погиб.

Но чудесный цветок уже был на воле, рос, нравился людям, дарил им свои восхитительные цветы самых разнообразных расцветок и оттенков. Люди назвали цветок в честь молодого садовника Георгия – георгином.

Другая легенда рассказывает, будто бы в древние времена русский мореплаватель по имени Георгий увидел в одной из экзотических стран, в которой однажды останавливалось его судно, прекрасный цветок, который сразил его своей красотой и великолепием. Он решил взять с собой на родину корни этого цветка, чтобы посадить его у своего дома и удивить красотой своих друзей и знакомых.

Однако он не довез его домой, а подарил королю одной из заморских стран, где пришлось остановиться Георгию. Услышав от Георгия рассказ о великолепном цветке и узнав, что мореплаватель везет с собой его корни, король стал уговаривать Георгия отдать ему корни этого цветка. Король был щедр и предлагал взамен все, что пожелает мореплаватель. Но тому ничего не было нужно, он и без того был богат.

В конце концов король уговорил мореплавателя и тот просто подарил королю корни цветка, не взяв взамен ничего. Позже, когда георгин расцвел в королевском саду, король был восхищен его великолепием. И в благодарность русскому мореплавателю он дал имя цветку – георгин.

Георгин, он же георгина, он же далия, он же жоржина, на родине своей, в Мексике некогда именовался акокотли (аккотля), т. е. «водяная труба», или же кококсоч, что означает «цветок с полыми стеблями». Некоторые авторы, правда, утверждают, что к мексиканским корням этого растения следует добавить гватемальские, другие – перуанские и чилийские.

Индейцы употребляли в пишу клубни растения, а полые стволы использовали в качестве водопроводных труб. Нам это сейчас может показаться странным, но ведь мексиканские георгины, по сравнению с нашими – просто великаны. Dahlia imperialis, например, достигает нескольких метров в высоту.

Почти через столетие после того, как Фернан Кортес казнил императора ацтеков Монтесуму II, испанский доктор Ф. Хернандес впервые описал георгины, сохранив одно из местных названий – аккотля. Это случилось в 1615 году. Затем еще несколько европейцев обратили внимание на цветы в Гуаксаке и отправились собирать их для ботанического сада Мехико, а заодно и для посылки в Мадрид.

Когда клубни георгин были доставлены в Испанию, предполагалось, что можно, следуя индейской традиции, использовать их для удовлетворения гастрономических интересов, наподобие картофеля. Но вкус клубней оказался неподходящим для европейских желудков, зато цветами монарх был так восхищен, что повелел выращивать только в королевском саду дворца Эскуриал.

А. Каваниллис, королевский ботаник, изучив растение, дал ему не только описание, но и другое название – далия – произведенное им от имени своего шведского коллеги А. Даля, ученика Карла Линнея. Несмотря на все предосторожности, предпринимавшиеся для того, чтобы сохранить мексиканское чудо только в одном месте, не прошло и полутора десятка лет, как оно появилось во Франции, и вскоре – Англии и Германии, Бельгии, Голландии.

Немецкий селекционер Карл Людвиг Вильденов возразил против уместности названия «далия» на том основании, что ранее его уже получил один из южноамериканских кустарников, и предложил переименовать растение в георгин, в честь профессора Петербургской Академии наук Иоганна Готлиба Георги. Так что Россия оказалась определенным образом причастной к происхождению слова, столь привычного сегодня нашему уху. Но в научных классификациях цветок именуется dahlia.

Затем случилась неприятность: георгины-далии в Европе стали хиреть, и чтобы спасти их, нужна была экспедиция на поиски дикорастущих видов, дабы произвести скрещивание с ними. Честь находки принадлежит Александру Гумбольдту и Эме Бонплану: пять лет они странствовали по Америке, побывав в Венесуэле, Колумбии, Чили, Перу, Бразилии, на Кубе, в США, и лишь в горах Мексики их столь долго поджидала удача.

XIX век называют золотым для георгин, ибо Европа пережила «георгиновую лихорадку». Цены как на срезанные цветы, так и на клубни до того подскочили, что стали возникать легенды о том, как бедные садовники благодаря им становились чуть ли не миллионерами (впрочем, вкупе с «тюльпановой лихорадкой» – очень может, что такое случалось). Благодаря этому обстоятельству георгины «добрались» и до России: после показа их на выставке цветов в Москве в 1884 года начался настоящий бум. В наши дни любому любителю-садоводу не составляет труда приобрести георгины для своего сада, а ведь когда-то в честь них устраивались пышные празднества для знати, и не всем они были, что называется, по карману. Конечно, есть множество цветов, чья история в Европе гораздо длиннее, но согласитесь: у этого относительно молодого «европейского жителя» она оказалась довольно бурной.

Георгин — удивительный цветок. Яркий, разнообразный по форме соцветий, и это заставляют любоваться им всё обильное и продолжительное цветение. Мне очень нравятся георгины, и я выращиваю их с удовольствием и использую в качестве декоративной изгороди, и одновременно как украшение клумбы. С помощью георгин я оформляю уголок клумбы в любой цветовой гамме: белой, розовой, оранжевой, красной. Своей красивой ажурной листвой, светло — и темно-зеленой, а то и фиолетово-свекольной окраской, георгин создает определённый колорит. К сожалению, большинство сортов совершенно непригодны к срезке, так как их красота увядает на второй или третий день. А в виде декоративной изгороди они цветут долго. Очень хорошо смотрятся у меня на клумбе шаровидные сорта. Я считаю, что георгины – роскошные цветы!

Читайте так же:  Канны цветы выращивание и уход

Знаете ли вы, что «Георгины выращивали в королевских садах, в их честь устраивали пышные празднества – и их же через некоторое время объявляли холодными бездушными цветами. Но вот селекционеры выводили новые формы, и популярность георгин снова возрастала». Георгины – очень молодая культура, они получили известность в конце XVIII века. Георгины бывали и на пике интереса к ним, и на пике безразличия. Мало какой культуре на протяжении своей истории доставалось такое.

Родился георгин в горных районах Мексики. И корни этого цветка были съедобны. Более 500 лет назад, привезли его в Россию потому, что с помощью его клубней вылечивали многие болезни. Ими лечили и употребляли в пищу как обогащенный витаминами корень.

А в Европе вкус этого цветка не был оценён, но были восхищены красотой и изяществом цветка. После открытия Америки, георгины попали в Европу. Вначале в Англию в 1799 году, когда жена английского посла в Испании, получила в подарок семена из Мадридского ботанического сада. Климатические условия Англии прекрасно подходили для их выращивания, и вскоре культура распространилась по всему северо-западу Европы. Георгины появились в Германии, Бельгии, Голландии. Интересная коллекция георгин была собрана в саду жены Наполеона Жозефины.

Свое латинское название, «далия», цветок получил в честь знаменитого шведского ботаника Даля. В России георгин назвали по имени известного ботаника и географа Иоганна Георги.

Как о многих красивых и необычных цветах о георгине рассказывали легенды. Хороша легенда: «в далекие времена георгина была достоянием царских садов. Красотой этих прекрасных цветов имели возможность наслаждаться только царская семья и придворные. Под угрозой смерти никто не имел права вынести или вывезти георгину из дворцового сада.

В том саду трудился молодой садовник. Была у него возлюбленная, которой и подарил он однажды, не побоявшись запрета, прекрасный цветок. Он тайком вынес росток георгины из царского дворца и весной посадил у дома своей невесты. Это не могло оставаться тайной и до царя дошли слухи о том, что цветок из сада теперь растет и за пределами дворца. Гневу царя не было предела. По его указу садовник был схвачен стражей и посажен в тюрьму, откуда ему не суждено было выйти никогда. А цветок с тех пор стала достоянием всех, кому пришелся он по душе. Садовника звали Георгием. В честь садовника и был назван этот цветок – георгина».

А мне нравится другая легенда: «русский мореплаватель по имени Георгий увидел в одной из экзотических стран, где однажды остановилось его судно, прекрасный цветок, который удивил своей красотой и великолепием. Он решил взять с собой на родину корни этого цветка, чтобы посадить у своего дома.

Но он не довез его домой, а подарил королю одной из заморских стран, где пришлось остановиться. Услышав от Георгия рассказ, о великолепном цветке и узнав, что мореплаватель везет с собой его клубни, король стал уговаривать Георгия отдать ему клубни цветка. Король был щедр и предлагал взамен все, что пожелает мореплаватель. Но мореплавателю ничего не было нужно, он был богат.
В конце концов, король уговорил мореплавателя и тот подарил королю клубни цветка, не взяв взамен ничего. Позже, когда георгина расцвела в королевском саду, король был восхищен ее великолепием. А в благодарность русскому мореплавателю он назвал цветок георгин».

Красота георгин волнует воображение, вот почему в 1946 году, под названием «Голубой георгин» вышел фильм. В 1987 году Джеймс Эллрой, автор многих детективных романов, издал роман «Чёрная георгина», по которому в 2006 году был снят кинофильм.

Георгин — Легенды и поверья о цветах

ГЕОРГИН (Dahlia). У этого цветка, что не типично, два официальных названия. Первое – «Далия» было дано в 1791 г. в честь известного шведского ботаника А.Даля. Но позже выяснилось, что так уже был назван один кустарник и поэтому в 1803 г. растение переименовали в «Георгина» – в честь Петербургского академика Иоганна Георги. Со временем за растением закрепилось первоначальное название – далия и только в России его называют георгином.

Родина георгина – Южная Америка. Вместе со многими местными растениями (например, бархатцами, циннией, настурцией, рудбекией, монардой, флоксами и др.) он попал в Европу, а вот как именно, единого мнения нет.

По одной из версий, клубни георгинов в конце XVIII века привезли на родину два испанских путешественника, считая их овощем. По другой, почти детективной, в 1787 году правительство Франции направило своего агента Меновиля в Мексику, чтобы он выкрал там насекомое кошениль, из которого получали высокоценимый в то время кармин – красный краситель. Тот успешно выполнил свою миссию и заодно привез поразивший его своей красотой цветок – Георгин. Так или иначе, из Испании георгины попали в Англию, Францию и Германию, а потом распространились повсеместно. Легенд о георгине немного, он ведь в Европу попал сравнительно недавно, и похожи они на эхо реальных событий, а его история сама похожа на легенду.

Вначале, уже знакомые с картофелем, завезенным намного раньше, испанцы к георгину отнеслись как к новому овощу, но вкус их оказался настолько отвратительным, что, по преданию, его отказывалась есть даже самая неприхотливая скотина. Зато цветами георгинов монарх был так восхищен, что приказал выращивать их только в парках королевского дворца Эскуриал. Было запрещено не только вывозить их из страны, но и вообще выносить за пределы дворцового парка и запрет этот соблюдался целых 13 лет. Но потом, то ли подкупив садовника, то ли попросту выкрав, кто-то вывез клубни георгинов во Францию. Стали они расти на клумбах версальского парка короля Людовика XIV, и очень долго оставались цветком царей и вельмож, а народ сложил вот такую легенду.

В далекие времена георгин был царским цветком и мог расти только в дворцовом саду. Ухаживал за ним молодой садовник по имени Георгий. Несмотря на суровый запрет, он тайком вынес росток георгины из царского дворца и весной посадил его у дома своей невесты. Дошли до царя слухи о том, что цветок из его сада теперь растет за пределами дворца. Разгневанный, приказал он заточить навечно садовника в тюрьму. Но царский цветок уже вырвался на волю и стал любимым в народе. В честь молодого садовника Георгия, отдавшего жизнь за его свободу, назвали его георгином.

В русской легенде тоже обыгрывается это имя, но без трагического конца. В давние времена русский мореплаватель по имени Георгий увидел в одной из дальних стран, в которой однажды останавливался его корабль, прекрасный цветок. Он решил взять с собой на родину его корни, чтобы посадить у своего дома и удивить небывалой красотой своих друзей и знакомых. Однако он не довез его домой, а подарил королю одной из заморских стран, где пришлось остановиться Георгию.

Услышав от него рассказ о великолепном цветке, и узнав, что тот везет с собой его корни, король стал уговаривать отдать ему их. Король был щедр и предлагал взамен все, что пожелает мореплаватель. Но тому ничего не было нужно, он и без того был богат. В конце концов, король уговорил мореплавателя и тот просто подарил королю корни цветка, не взяв взамен ничего. Позже, когда георгин расцвел в королевском саду, он был восхищен его великолепием, и в благодарность русскому мореплавателю он дал имя цветку – георгин.

Быстро распространившись по разным странам, этот цветок становится, как когда-то тюльпаны, очень популярным. В начале XIX века в Европе началась настоящая «георгиновая лихорадка». Цены, как на цветы, так и на клубни невероятно подскочили, например, стоимость одного куста достигала порядка 100 золотых рублей. Этот бум продолжался до начала 30-х годов XX века, в это время георгины появляются и в нашей стране, сразу завоевав популярность не только в среде аристократов, но и среди простого народа. Потом мода на них то проходит, то вновь возрождается.

В 20-е годы прошлого столетия на Невском проспекте в Петрограде цветочницы нанизывали соцветия георгинов на тонкие ивовые прутики – так георгины лучше продавались. Дело в том, что у старых сортов был очень слабый и короткий стебель, и его меняли на прочные ивовые веточки. Вскоре селекционеры исправили этот недостаток, так что у современных георгинов шапка из лепестков уверенно сидит на цветоносе.

Населявшие в доколумбовые времена Мексику ацтеки в буквальном смысле слова поклонялись георгину. Они почитали его как живое воплощение Солнца (в империи ацтеков красные георгины «заменяли» солнце в храмовых ритуалах), он украшал корону бога войны, а воины изображали цветок на своих щитах и одеждах, носили как амулеты, считая, что он придает силы и храбрости.

Его съедобные клубни были излюбленным лакомством местного населения, а полые стебли георгины твердые, как бамбук, применялись для сооружения водопроводных сетей, ведь мексиканские дикие георгины, по сравнению с нашими, просто великаны. Например, вид Dahlia imperialis, достигает 5, и даже 6 метров в высоту.

По одной из местных легенд георгины появились на месте последнего угасающего костра при наступлении ледникового периода, как знак того, что холод не вечен, что жизнь и радость на земле воскреснут. Он первым пророс из земли после прихода тепла, и своим цветением ознаменовал победу жизни над смертью, тепла над холодом.

Георгин является символом всепобеждающей силы жизни, стойкости, свободы, неприступности и гордости, а в Японии георгины являются символом величия. Как правило, их преподносят в знак уважения и дружбы, а также в особо торжественных случаях. Сегодня национальный цветок Мексики – это георгин.