Любовь уходит роза моя ушла

Новости дом — 2: Розалия Райсон официально уходит с проекта

И только вчера Розалия сделала официальное заявление о том, что она действительно больше не является участницей шоу.

«…Мы ушли с проекта. Да, это правда! Сразу опровергаю все грязные слухи по поводу моей связи с запрещёнными препаратами. До чего же людям скучно и все привыкли коверкать любую информацию! Как я и говорила, мы с Андреем любим друг друга и дальнейшее пребывание на проекте — не есть обязательным! Наши отношения прошли испытания на прочность. Мы доверяем друг другу. И самое главное — МЫ СЧАСТЛИВЫ ВМЕСТЕ. Спасибо Дом 2 за то, что мы встретились, спасибо всему коллективу за поддержку и веру в нас. Благодаря проекту мы научились ценить и уважать друг друга, бороться за отношения и дорожить ими. За эти 3 месяца нашего совместного пребывания на проекте — мы прошли через многое, испытали все эмоции, прошли через различные препятствия и ситуации, с чем люди не сталкиваются на протяжении десятки лет. Мы не сдались, мы построили нашу любовь…», — написала девушка в своем профиле, так и не дождавшись эфиров.

Вряд ли сотрудники проекта оценят ее откровенность, и, вполне возможно, что у Розы были все основания отомстить редакторам. А вот как именно она и Андрей покинули телестройку, и что способствовало этому важному решению, узнаем уже очень скоро.

Между тем фанаты Райсон, которых за последнее время у нее значительно прибавилось, призывают девушку опомниться и отказаться от Шабарина, ведь за время съемок он доказал, что верным мужем и заботливым отцом для ее ребёнка не будет никогда.

Почему ты от меня ушел!

Почему ты от меня ушел,
Почему меня одну оставил?
На прощанье розу подарил
И печаль в моей душе оставил.

Полюбила сразу я тебя,
Думала, что может не замечу
Твоего волшебного и нежного тепла,
Твои глаза красивые и яркие,
Твой голос нежный, ласковый тогда.

Скажы, зачем меня одну оставил?
Зачем надеждой сердце вдохновлял?
Ведь ты же знаешь, как бывает в жизни,
Когда любовь уходит от тебя.

Душыстый запах розы исчезает
А вместе с ним и все мои мечты,
Какие только лишь с тобой сбывались,
Когда немножко были вместе я и ты.

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Любовь, как смысл жизни»

— Роза, — Дмитрий снова обратился ко мне по имени, остановив внимательный взгляд своих темных глаз на моем лице, и на мгновение замолчал, словно решая произносить ли то, что он собирался мне сказать в слух или, все же, оставить свои мысли при себе.

На несколько секунд между нами воцарилась идеальная тишина, не знаю о чем сейчас думал мой любимый мужчина, но лично я пыталась понять, что же такого хочет мне сообщить страж, что это дается ему с таким трудом, и он, вообще, сомневается нужно ли мне это говорить.

— Можно я зайду к тебе? — неожиданно дампир прервал тягостное молчание, и я резко вернулась из мира своих мыслей и фантазий в окружающую меня реальность и с неверием посмотрела на Дмитрия.

«Наверное, мне послышалось, Дмитрий просто не мог этого сказать», эта мысль, как молния пронзила мое совершенно запутавшееся сознание, скорее всего, я, просто — на — просто, выдала желаемое за действительное, а мужчина на самом деле произнес что — то совершенно другое, а вовсе не то, что так жаждало услышать мое сердце.

Но, по серьезному и, как всегда, спокойному выражению лица Беликова, я поняла, что услышала именно то, что и было сказано в действительности, а отнюдь не нафантазировала это.

И в данный момент времени, пока я пытаюсь убедить себя в достоверности происходящего здесь и сейчас и хоть немного разобраться со своим собственным внутренним миром, в котором чуть больше года назад все перевернулось с ног на голову, а та истина, которой была для меня любовь Дмитрия, что помогала мне идти по жизни, и, даже, падая, снова подниматься и никогда не сдаваться, не смотря ни на что, внезапно стала ложью, просто иллюзией, самым большим обманом, мужчина ждет моего ответа на заданный им около минуты назад вопрос.

— Конечно можно, Дмитрий, — быстро проговорила я, понимая, что, наверное, в глазах дампира я в данную секунду выгляжу немного странно, сначала молчу, а потом тараторю, словно боюсь, что он может меня перебить, чего никогда не произойдет в действительности, зная характер Беликова, которого вежливость и воспитанность, черты, что буквально у мужчины в крови, еще ни разу не покидали, и я не успею высказать свою мысль до конца.

Вот только меня это нисколько не напрягало, дампир видел меня в разных ситуациях и совершенно различном душевном состоянии, как безоблачном и счастливом, так и в подавленном и мрачном, так пусть видит и сейчас.

Мне вспомнилась фраза, что я однажды слышала из его же уст, скорее всего, взятая Дмитрием из какой — то книги, которых страж прочитал очень и очень много: «Лишь бы смотрели на меня эти глаза, и лишь бы мои уши слышали этот голос, тогда я буду знать, что не зря живу на этой земле».

Красивые слова, все, что бы ты не говорил, любимый, это будет невыразимо прекрасно, и никто никогда не скажет лучше тебя, для меня это так, ты для меня Бог, а я слабая земная женщина, безумно любящая тебя и навсегда потерявшая твою любовь, что в тот момент стало для меня моральной смертью, а живая ли я сейчас, не знаю.

Не успели мы пройти и пару метров по направлению к подъезду, как моя правая нога заскользила на первой же ступеньке лестницы, ставшей мокрой от противного моросящего дождя, и я не смогла удержаться от ругательства.

Дмитрий мгновенно сжал пальцы на моей руке в районе локтя, тем самым не дав мне упасть на холодные скользкие ступени, как когда — то он не позволил мне встретиться с асфальтом в Портленде в первый день нашего знакомства, и с осуждением посмотрел на меня.

— Извини, Дмитрий, я не идеальна, — тихо произнесла я, снова встретившись со взглядом карих, столь любимых мной глаз, от чего мне стало немного стыдно.

Ну вот, даже, за несколько минут нашего недолгого общения я умудрилась расстроить дампира, а хотелось всегда только лишь радовать того, кого люблю, но, как известно, не всегда желания исполняются, а сказанного не воротишь, как не изменишь и прошлого, все сложилось так, как сложилось, и теперь ничего уже не поделаешь.

Как только мы подошли к лифту, страж нажал на кнопку вызова, и мы стали ждать кабину, которая поднимет нас на шестнадцатый этаж, где находится моя уютная квартирка, что является моим убежищем от всего и вся, местом, где я могу расслабиться и почувствовать себя самой собой, ведь сколько бы времени я ни прожила в мире людей, он никогда не станет моим.

Мой мир, сообщество живых вампиров, сейчас очень далеко отсюда, на многие мили от Нью — Йорка в штате Пенсильвания, название которого созвучно с местностью в Румынии, страной, что стала исторической Родиной мороев, может, именно поэтому несколько столетий назад Королевский Совет и выбрал для расположения Двора этот штат, а ни какой — то другой.

В подъезде стояла полная тишина, не разбавленная ни одним звуком, а снующих туда — сюда жильцов не было и в помине, что вовсе не являлось каким — то удивительным фактом, учитывая, что на часах пол первого ночи, пол часа назад наступил вторник, и до выходных еще ой как далеко, поэтому все нормальные люди спокойно спят в своих постелях и, наверное, видят радужные безмятежные сны, а лично я в это время суток всегда мучаюсь от бессонницы.

Большинство офисов и других учреждений в Нью — Йорке, этом огромном городе ультрасовременных небоскребов, построенных по последнему слову техники, начинает работать с девяти часов утра, и для того, чтобы попасть на работу и успеть к положенному времени, с учетом утренних пробок, которые огромной вереницей выстраиваются на улицах и не спешат исчезнуть по мановению волшебной палочки, вставать людям приходится чуть ли не в шесть утра.

Бутик, в котором уже больше года работаю я, открывается в десять часов, что дает возможность его сотрудникам поспать подольше, и я уверена, что остальные девушки, работающие в этом здоровенном магазине модной брендовой одежды и обуви для женщин, пользуются этими несколькими часами, чтобы приходить на работу выспавшимися и отдохнувшими.

Другие может и используют это время для здорового сна, но только не я, здравствуй бессонница человеческой ночью и желание отправиться в объятия Морфея днем, когда все люди бодрствуют, что для них абсолютно нормально, ведь это их мир, и такие в нем правила и обычаи, а если ты в них не вписываешься, извиняй.

Я дампир, человек лишь на половину, вторая же часть мне досталась от мороев, выраженная в обостренных органах чувств и усиленном восприятии окружающей реальности, и лично мне кажется, что в дампирах эта сторона намного сильнее человеческой, мир людей для нас чужой, а моройский мир, даже, со всеми опасностями, что предполагает профессия стража, родной и привычный.

Всю свою жизнь, до моего бегства из сообщества живых вампиров, я жила по моройскому расписанию, где человеческий день — это ночь для мороев, и наоборот ночь для людей — это время активной деятельности для живых вампиров, и, соответственно, для нас, дампиров.

Я настолько привыкла спать днем и бодрствовать в темное время суток, что, даже, сейчас, уже больше года живя в Нью — Йорке, в мире людей, я никак не могу приспособиться к человеческому расписанию, организм просто отказывается спать, когда на черном небосводе сияет яркая луна, и меня ужасно клонит ко сну, если на чистом голубом небе с белоснежными перистыми облаками светит золотое солнце, проникая своими веселыми лучиками сквозь небольшие щелочки между плотными шелковыми шторами, что висят в моей квартире.

Да, некоторые вещи всегда остаются неизменными, даже, если мы очень хотим их изменить или попрощаться с ними, оставив их в прошлом, можно уехать в другой город, сменить место жительства, найти новую работу, поменять круг общения, но невозможно убежать от себя, от своих чувств, живущих глубоко внутри, эмоций, что правят балом в твоей душе, и привычек, заложенных с детства.

«Свобода забывать, когда наше прошлое растворяется в песках времени и исчезает, человек становится свободным», говорил персонаж фильма, что я недавно смотрела по большой, висящей на стене в моей квартире, плазме.

А когда же я все забуду и наконец стану свободной от своего прошлого? Вопрос, вот только ответа на него мне знать не дано.

И сейчас, стоя рядом с дампиром и ожидая кабину лифта, мне так и хотелось воскликнуть: «Дмитрий, научи меня забывать, скажи мне, как мне забыть, все что было между нами, как мне разлюбить тебя. Ведь ты же разлюбил и все забыл, значит это возможно, так научи этому и меня. Я тебе до конца жизни буду за это благодарна, хочу жить, а не существовать, радоваться, а не мучиться».

Но я никогда не произнесу этих слов в слух, не хватит моральных сил, а может я просто боюсь, что мужчина, которого я так сильно люблю, посчитает меня ненормальной и душевнобольной, а мне до сих пор так хочется быть для него самой лучшей девушкой, а не сумасшедшей истеричкой.

А от хронического недосыпа меня спасает то, что в магазине я работаю по графику два рабочих дня — два выходных, во время которых вместо того, чтобы заниматься какими — ни — будь нужными и полезными делами, а если быть честной, то у меня и не имеется подобных дел, я просто — на — просто сплю, отсыпаясь после рабочих смен в бутике и отдыхая от неизменной подруги — бессонницы, что преследует меня человеческими ночами, и в это время я не знаю чем себя занять и куда себя деть.

Иногда я могу собраться и просто пойти гулять по улице, ходя по разным освещенным разноцветными огнями переулкам в центре города, я люблю смотреть на лица мимо проходящих людей, представляя куда и откуда может идти этот человек, есть ли у него семья, жена, дети, чем он может заниматься по жизни, где он работает и как живет.

Люди, которых интересует чужая жизнь обычно не имеют своей собственной, именно на этом и основан интерес к реалити — шоу, где герои живут на каком — ни — будь острове и преодолевают придуманные сценаристами трудности, или их отвозят в другую страну и смотрят, как смешно они выглядят со стороны в незнакомой им стране, не зная языка, на котором говорит ее население, также, как и традиций и уклада жизни этого государства.

Или это может быть шоу, где главный герой — мужчина выбирает себе невесту из двадцати претенденток на его руку и сердце, которые из кожи вон лезут, лишь бы произвести на не него наилучшее впечатление, и постоянно переругиваются между собой, а он каждую неделю отправляет одну из своих несостоявшихся жен домой, на что бывает очень даже забавно посмотреть.

К реалити — шоу я пристраститься еще не успела, но при этом я признаю, что своей личной жизни у меня нет, и я не знаю, а есть ли эта жизнь вообще, или продолжает жить лишь мое тело, по инерции выполняя привычные движения, а душа давно покинула меня, улетев куда — то далеко — далеко, где нет места печали и горю, а есть лишь счастье и радость, вот только я, к моему огромному сожалению, не знаю туда дороги, а так бы с радостью собрала свои пожитки и перебралась в этот райский уголок.

Читайте так же:  Уход за орхидеей дендробиум нобиле видео

А иногда я люблю, сидя на широкой кровати, где кроме меня могут легко поместиться еще три человека, закутаться в свое легкое, но одновременно такое мягкое и теплое одеяло, в котором чувствуешь себя, словно в уютном коконе, из которого не хочется выбираться, что также является и наглядным отображением моего нынешнего эмоционального состояния, и слушать музыку, выкуривая одну сигарету за одной и бросая окурки в стоящую рядом пепельницу.

К утру пачка сигарет, купленная накануне, станет пуста, а синяя пепельница с изображенными на ней серебристыми лилиями, купленная мной в антикварном магазине, где продавалось множество разных старинных вещей, которые уже не производят в наше время, напротив будет полна окурков, когда закончится очередная ночь без сна, а солнце начнет подниматься из — за горизонта, и я с мокрыми от слез глазами увижу его первые лучи, пробивающиеся через ткань штор в заполненное сигаретным дымом пространство комнаты.

Да, сейчас моя жизнь не пестрит всевозможными яркими событиями, а если говорить прямо, то она стала скучной, серой и иногда до тошноты банальной, и дело здесь вовсе не в месте, в котором я живу, а в отсутствии рядом со мной моего любимого мужчины, что теперь живет своей жизнью очень далеко от меня.

Я прекрасно знаю, что это все признаки депрессии, от которой раньше страдала Лисса, а теперь всю ее «прелесть» ощутила на себе и я, и причина ее, как у меня, так и у моей лучшей подруги, по большому счету, одна, это потеря тех, кто был дорог.

Моройка в страшной аварии потеряла свою семью, а я лишилась любви самого дорогого для меня человека на планете, Дмитрий был жив, и я от всей души желала ему только жизни и счастья, но для меня он отныне потерян навсегда.

Дмитрий бы точно не одобрил, узнав, что я теперь курю, хотя он уже наверняка ощутил исходящий от меня запах сигаретного дыма, перемешивающегося с ароматом парфюма, ведь у дампиров, обостренное обоняние, наследство от мороев.

Но мужчина никак не прокомментировал сей факт, да, и это я думаю, что ему бы не понравилось, а на самом деле стражу, скорее всего, давным — давно все равно, как живет и чем занимается его бывшая девушка, чувства к которой он оставил далеко в прошлом.

Когда — то Адриан говорил, что сигареты помогают ему успокоиться, тогда я смеялась над этим, а теперь я понимаю, что в чем — то королевский морой был прав. Курение действительно способствует расслаблению и релаксу и пусть и на короткое время, но, все же, дает мне возможность отвлечься от моих же невеселых мыслей и безрадостных дум, а я погружаюсь в мир бело — серого дыма, который я колечками выдыхаю через рот, и он медленно рассеивается в воздухе.

До сих пор пользуюсь только духами «Amor Amor», которые мне однажды подарил Ивашков на лыжной базе в Айдахо, где я и познакомилась с племянником королевы Татьяны, среди прочих флаконов с ароматным содержимым, коих было настолько много, что пришлось поставить их все в довольно приличную коробку, что и вручили мне.

Тогда я оставила себе лишь эти духи, а все остальные вернула, так как они мне были без надобности, запах, что мне понравился, я выбрала, а оставшиеся флаконы мне ни к чему.

Обожаю легкий чуть сладковатый аромат «Amor Amor», выпущенный в 2004 году Дизайнерским домом из Франции Cacharel, который создает не только парфюмерию, но также и красивую женственную одежду, и с того времени я покупаю только этот парфюм с ярким, словно пылающим пожаром страсти, запахом красной розы, чей аромат усиливается жасмином и ландышем, а белый мускус, кедр, ваниль и сандал дополняют его неповторимой нежностью и очарованием, лично для меня лучше духов, по — истине, нет.

Многие мужчины, окружающие меня по жизни, не раз говорили мне, что от меня волшебно пахнет, так, что хочется стоять рядом и дышать со мной одним воздухом, вдыхая удивительный, до нельзя притягательный, очень сексуальный, невероятно чувственный и просто головокружительный аромат моих духов, который невозможно проигнорировать и не заметить.

Интересно, а Дмитрию нравится этот запах, так и хочется спросить, но, естественно, я этого делать не стану, не те у нас теперь отношения, чтобы свободно болтать на любые темы, не обдумывая каждое свое сказанное слово, я ведь, даже, до сих пор не знаю, зачем дампир захотел ко мне зайти, но ответ на этот вопрос станет мне известен уже в ближайшем будущем, ждать осталось совсем недолго.

Шум открывающейся кабины вырвал меня из моих мыслей и вернул в реальность, дампир пропустил меня первой, а сам зашел следом, я нажала нужную кнопку, и лифт медленно, но верно стал поднимать нас вверх, навстречу разговору, который, как мне кажется, не получится легким и свободным.

Только я вытащила ключ из замка и собиралась уже войти в свою квартиру, как соседняя дверь распахнулась, и на лестничную клетку вышел парень на несколько лет старше меня.

— Здравствуй, Роуз! — улыбнувшись, приветливо произнес он, пробежавшись глазами по моему телу и остановив взгляд своих серо — зеленых глаз на моем лице.

— Привет, Джейк, — вежливо, но отнюдь не так жизнерадостно, как он, ответила я парню, не то у меня сегодня настроение, а впрочем, когда оно было «то», я этого дня уже и не помню, слишком давно это было.

Но стоило парню перевести взгляд на Дмитрия, как довольная улыбка почти мгновенно покинула его лицо, и он стал выглядеть мрачным и, даже, немного раздраженным, мой бывший мужчина же вообще никак не отреагировал, его нисколько не заинтересовал мой сосед и его перемены настроения.

А вот я прекрасно знала, чем вызвано такое резкое изменение эмоций Джейка, который уже чуть больше года является моим соседом.

И объяснение его поведения было до нельзя простым и до смешного банальным, я уже давно чувствовала, что нравлюсь Джейку, именно, как женщина, и он ни раз делал попытки пообщаться со мной и познакомиться поближе.

Вот только мой ответ всегда был и будет одинаков, как моему соседу по лестничной клетке, так и любому другому мужчине, живущему в Нью — Йорке, и это краткое, но очень лаконичное и емкое, в своем смысловом значении, слово «Нет».

Даже, если моя любовь к Дмитрию и уйдет в прошлое, как однажды канули в небытие его чувства ко мне, если это событие вообще соблаговолит когда — либо наступить в моей жизни, во что мне, честно говоря, верится с огромным трудом, я никогда не буду в личных отношениях с человеком.

Я дампирка и могу быть либо с мороем, либо с дампиром, это правильно и нормально, а люди, сколько бы времени я ни провела бок о бок рядом с ними, всегда будут для меня чужими и далекими существами, со своими привычками, распорядком дня, к которому мне, видимо, не судьба приспособиться, и укладом жизни, где вампиры существуют лишь в старинных преданиях и древних легендах, когда, на самом деле, каждую ночь безжалостные стригои выходят на улицы человеческих городов в поисках свежей крови.

Джейк быстро отвел свои серо — зеленые глаза от стража и снова посмотрел на меня, и в его взгляде я отчетливо прочитала сожаление, затаившееся где — то на периферии, и горечь, что, словно в зеркале, отражалась в его, на данный момент времени, печальном взгляде.

«Прости, парень, но мы далеко не всегда можем быть с теми, с кем хотим, и это невеселая правда жизни, в коей я удостоилась великой чести убедиться лично, почувствовав всю ее «прелесть» на себе», пронеслось в моей голове, когда Джейк быстро прошел мимо меня с Дмитрием и, не став дожидаться лифта, стал спешно спускаться по ступеням.

Зайдя внутрь моего нового дома, я поставила большой белый пакет с логотипом магазина, в котором находилась моя недавняя покупка, симпатичная куртка с воротником из лисы, на невысокий мягкий пуфик, стоящий в коридоре, и скинула с уставших за день, от хождения на каблуках, ног ботильоны.

«Как же хорошо, что впереди у меня два выходных, смогу, наконец — то, нормально выспаться и отдохнуть», промелькнула в моем сознании такая приятная моему мозгу мысль, а я подавила зевок, что являлся следствием недосыпа в рабочие дни, в которые у меня не получается спать по ночам.

Я босиком прошла на кухню, попутно включая свет и скидывая с плеч куртку, с удовольствием ступая по теплому полу, который в квартире какой — то умный человек додумался сделать с подогревом. Обернувшись, я увидела, что страж остался стоять в коридоре на том же месте, что и пару минут назад, своим внимательным взглядом карих глаз, цвета черного кофе, осматривая помещение, словно пытаясь разглядеть кого — то невидимого и неизвестного мне.

— Дмитрий, ты чего стоишь, проходи, — произнесла я, всматриваясь в, обычное для дампира, выражение его лица, которое не показывало ни одной эмоции, кроме вежливости и спокойствия.

Я хотела понять, почему же мой любимый мужчина остался стоять, практически, в дверях и не прошел дальше, этот его поступок по каким — то неведомым, даже, мне самой причинам показался моему разуму странным.

Неужели, только лишь из — за того, что я не пригласила, так это и так предполагалось, но если тебе, любимый, нужно это услышать, так пожалуйста слушай, я тебя приглашаю и, хоть это и крайне глупо, но я рада видеть тебя у себя можно сказать «в гостях».

— Роза, ты живешь одна? — спустя мгновение, заговорил Дмитрий, по — прежнему, оставаясь на месте, и, положа руку на сердце, меня очень удивил его вопрос, почему — то мне казалось, что дампир не станет спрашивать меня об этом.

— Одна, — тихо ответила я, глядя мужчине в, столь любимые мной, темные глаза и не отводя своего взора, от взгляда проницательных, как будто видящих тебя насквозь глаз, заглядывающих прямо тебе в душу.

Я ведь сказала правду, а значит мне нечего бояться, что Дмитрий разоблачит меня в искусном вранье, что, я просто уверена, стражу бы удалось без особого труда, никогда не могла его обмануть, хотя иногда очень старалась, в тот момент так складывались обстоятельства.

— Будешь чай, кофе? — пытаясь проявить воспитанность и заполнить неловкую паузу, спросила через секунду я, чувствуя себя не в своей тарелке, не смотря на то, что сейчас я находилась у себя дома, в месте, где мне обычно хорошо и комфортно.

В данную минуту я себя ощутила чуть ли не ясновидящей, хоть особо и не верю во всяких магов и экстрасенсов, истинные чудеса могут творить только пользователи Духа, а люди, называющие себя медиумами и колдунами, в большинстве своем обычные шарлатаны, наживающиеся на глупости и доверчивости окружающих, я предполагала, что из нашего с Дмитрием диалога не выйдет приятной беседы старых знакомых, и оказалась совершенно права, напряжение, витавшее в воздухе, словно плотные клубы сигаретного дыма, никуда не ушло, а лишь усилилось.

— Кофе, черный без сахара, — последовал ответ дампира на мой вопрос, а он сам своей мягкой, пружинистой, практически бесшумной походкой прошел на кухню и сел за стол.

Кофе в зернах недавно закончился, а я не удосужилась зайти в магазин и пополнить его запас, поэтому пришлось готовить растворимый, залив кипятком мелкие темно — коричневые гранулы, надеюсь на вкус сносно, так как эта баночка стояла у меня на всякий случай, и я ее только что открыла.

Поставив кружки с горячей жидкостью, от которой поднимался пар, что на запах бы вполне нормальным, на стол, я села напротив мужчины и отпила маленький глоток, горьковатый кофейный вкус, что оказался не таким уж и плохим, приятно обжег горло, и я на мгновение прикрыла глаза.

Надо же, даже, наши предпочтения касательно кофе с Дмитрием совпадают, в последний год я пристрастилась именно к черному кофе без сахара, хотя раньше была совершенно равнодушна к напитку из зерен, что привозят из Южной Америки.

Свои длинные волосы я расколола и оставила распущенными, чтобы они могли высохнуть после дождя, и теперь темные пряди, чуть подвиваясь от того, что подверглись воздействию влажной погоды, рассыпались по спине и плечам.

Мы с Беликовым сидим на моей кухне, выполненной в черно — белой цветовой гамме с ярко — алым геометрическим орнаментом, в любимом стиле хозяйки, что сдает мне эту квартиру, арт — деко и пьем кофе моего приготовления, кроме которого ничего готовить я толком и не умею.

Эта картина кажется мне настолько нереальной, намного больше похожей на плод моей больной фантазии и не в меру разыгравшегося воображения, подстегиваемого расшатанными нервами, что куда сильнее напоминает сон, приятный сон, из которого так не хочется возвращаться обратно в тоскливую безрадостную явь.

И к слову о снах, за прошедший год образ Дмитрия очень часто являлся ко мне в сновидениях, что являются эдакой альтернативной реальностью нашего сознания, миром упоительных иллюзий и сладких грез, сферой наших самых сокровенных желаний, в которых мы, порой, боимся признаться, даже, самим себе, но в то же время, это и царство уже разрушенных надежд, где полновластно правит химера, несбыточная мечта.

Царство Морфея очень многогранно, и для каждого оно свое, в наших снах ровно столько цветов, сколько мы можем увидеть, ровно столько звуков, сколько мы в состоянии услышать, и ровно столько ощущений, сколько мы в силах пережить.

Много раз в этих снах мой слух улавливал низкий мягкий голос с легким русским акцентом, говорящий, что в след за тьмой неизменно приходит свет, как ночь сменяет утро, нужно только этого дождаться, что сильнейшая боль сменится эйфорией, а печаль переродится в радость, что подарит крылья и позволит улететь на край света, где царство любви распахнет свои золоченые врата, гостеприимно встречая в земном раю.

Читайте так же:  Черника википедия растение

«Все проходит, и это пройдет, все обязательно наладится, все будет хорошо, просто замечательно», тихо шепчет его голос, что я слышу в своей голове, он звучит тепло и ласково, а не нейтрально с превалирующими в нем нотками вежливости, как сейчас в действительности.

Но ведь сон на то и есть, чтобы всегда оставаться красивой безоблачной сказкой, в которой все мечты сбываются, а принцессы обязательно находят своих принцев и живут с ними долго и счастливо, а жизнь это абсолютно другая, зачастую полностью противоположная, ипостась, где я далеко не принцесса, да и мой любимый мужчина никакой не принц, а наше счастье давно утонуло в реке времени.

Сон это всегда игра нашего воображения, в какую с нами играет наше же подсознание, иногда оно посылает нам кошмары, беспощадно мучая нас и получая удовольствие от наших страданий, а бывает оно дает нам возможность снова пережить самые счастливые и светлые моменты в жизни, насладиться ими еще раз, пусть и во сне.

Те сны, в которых я видела Дмитрия, навсегда потерянного для меня мужчину, были неизменно прекрасными и счастливыми на столько, на сколько это, вообще, возможно, после этих нереальных грез я просыпалась с улыбкой на лице, и весь день, как бы это ни было странно, проходил для меня легче, а я чувствовала себя намного спокойнее.

Но то, что происходит сейчас не один из моих снов, в которых страж смотрит на меня с нежностью и любовью, где в мире Морфея так желаемое мной становилось действительным, это реальная жизнь, в которой взгляд моего любимого мужчины не выражает ничего кроме спокойствия, но не смотря на это, я безумно рада снова видеть его, пусть и на весьма не продолжительный промежуток времени.

— Роза, почему ты тогда решила уехать? — отпив глоток кофе, негромко спросил Дмитрий, разрушая своим бархатным голосом тишину, повисшую в небольшом пространстве кухни звукоизолирующим покрывалом.

Да уж, странно слышать подобные вопросы от человека, который и стал причиной моего отъезда, а если быть честнее, то лучше сказать побега из моройского мира в попытке убежать и спрятаться от своей любви, в чем я вовсе не преуспела, можно уехать в другое место, но ни один даже самый красивый город не способен излечить душу и избавить сердце от чувств, что словно оковы держат его в тисках, и каждый вздох приносит моральную боль.

Но это для меня вопрос дампира кажется странным, и делают его таким мои никуда не девшиеся к нему эмоции, а для Дмитрия это совершенно нормальный обычный вопрос, скорее всего, просто из человеческого любопытства, без какой — либо подоплеки и других внутренних мотивов.

— Это все уже не важно, Дмитрий, — также негромко ответила я, глядя мужчине в глаза и наслаждаясь ощущением взора шоколадных глаз на себе, — у меня теперь другая жизнь, — к концу фразы мой голос стал совсем тихим и глухим, а нотки боли, которую я так хотела оставить при себе и никому никогда не показывать, все — таки, прорвались наружу, и дампир наверняка их услышал.

— И тебя устраивает эта жизнь? — задал свой следующий вопрос мужчина, и на долю секунды мне показалось, что в его ровном голосе проскользнул неподдельный интерес.

Неужели, тебе и правда интересно, любимый, или это просто вежливость при ведении диалога, которую я, по ошибке, принимаю за нечто большее, чем твоя неизменная воспитанность, черта, что у тебя в крови.

Меня оприоре не может устраивать жизнь, в которой рядом со мной нет тебя, но, как говорится, чего не дано, того не дано, и приходится мириться с тем, что есть, и я давно смирилась и приняла, вот только сердце болит, а душа проливает кровавые слезы по оставшейся в прошлом любви.

— Вполне, — стараясь говорить спокойно, что получалось, вообще — то, не очень, произнесла я в ответ, — я работаю в бутике женской одежды и обуви, и по сравнению с жизнью стража, это просто курорт, к тому же, за это неплохо платят, — не знаю каким образом, но я почувствовала, что мужчина внутренне усмехнулся, хоть выражение его лица и нисколько не изменилось, над моим сравнением профессии стража, что является долгом всех дампиров, и работы продавщицы в магазине.

Мне снова стало стыдно за мой эгоистичный поступок, что я уехала, оставив Лиссу, мою лучшую подругу, с которой до этого мы никогда не разлучались, одну, и я опустила глаза, а мой взгляд остановился на моих же руках.

Холеные, ухоженные, без единой царапинки мои руки с идеальным французским маникюром, который я сделала в салоне пару дней назад, сейчас куда больше походили на руки королевской моройки, чем дампирки, будучи стражем я могла лишь мечтать об этом, а вот теперь имею, только, почему — то, это не приносит мне никакой радости.

Рефлекторно я провела пальцами по шее, коснувшись крупного красивого кулона в виде птицы, украшенного драгоценными камнями, висящего на длинной широкой цепочке замысловатого плетения из белого золота.

Не могу назвать себя большой фанаткой ювелирных украшений, во время учебы в Академии я их практически не носила, хоть Лисса и много раз пыталась подарить мне на очередное Рождество или мой День Рождения что — либо подобное, я никогда не брала таких подарков от моей любимой принцессы, по причине того, что мне просто некуда было их носить.

К тому же, стражам украшения ни к чему, эти прекрасные творения ювелирного искусства созданы для королевских мороек, к коим принадлежит и Лисса, являясь последний представительницей семьи Драгомиров, и ей изысканные изделия из золота с различными драгоценными камнями идут несказанно, подчеркивая нежную красоту и врожденную элегантность принцессы из великого рода Дракона.

А этот кулон с цепочкой появился у меня в один из вечеров, когда я, как обычно, гуляла по улице после работы, по уже сложившейся привычке разглядывая лица многочисленных прохожих. Тогда мне на глаза попалось ярко освещенное окно ювелирного магазина, и мне жутко захотелось туда зайти, что я и сделала.

Буквально сразу я увидела это украшение, лежащее на синем бархате рядом с множеством других, и просто не смогла отвести от него взгляда, оно было настолько прекрасным, что мне захотелось, чтобы это сияющее великолепие принадлежало мне.

В итоге я его купила, заплатив за него весьма приличную сумму, которая у меня на тот момент была, так как весь предыдущий месяц пришлось проработать почти без выходных, поскольку у одной из сотрудниц магазина в это время был отпуск, а у другой болел ребенок.

С тех пор я никогда не снимаю кулон с птицей из белого золота, искусно украшенный сапфирами, даже, когда сплю или купаюсь, сама не знаю почему я настолько люблю это украшение, когда как по жизни я отношусь к золотым изделиям очень спокойно.

— Симург — птица любви, — негромкий голос Дмитрия заставил меня поднять голову и посмотреть на него.

— Что? — непроизвольно переспросила я, так как умудрилась прослушать только что сказанное дампиром.

— В Иране, стране, что в прошлом называли Персией, симург является птицей любви, так как не смотря на бескрайнее море, что приходится преодолевать птицам во время очень долгого перелета, он никогда не теряет свою пару, с которой остается неразлучным до самой смерти одной из птиц, — своим мягким голосом с акцентом поведал мне Дмитрий, а уголки его губ на мгновение поднялись в еле заметной улыбке, — твой кулон изображает симурга, птицу любви, — закончив свою речь, мужчина чуть наклонил голову на бок, внимательно рассматривая меня, словно ожидая реакции на свои слова.

Я никогда не слышала об этом красивом персидском поверье, и сейчас впервые узнала о нем из уст моего любимого мужчины, но меня совершенно не удивило, что Дмитрий знает об этом предании Востока.

Страж, в отличии от меня, жутко не усидчивой дампирки, не способной спокойно усидеть на месте и пяти минут, всегда любил читать, и, скорее всего, в одной из многочисленных книг, прочитанных им, и рассказывалось об этой легенде, родившейся в стране пустынь.

— Я этого не знала, — честно сказала я, делая очередной глоток горячего кофе, что приятно согревал изнутри, после прогулки по улице, где царила далеко не самая дружелюбная погода, — кулон мне просто понравился, и я его купила.

— Тебе идет, — спустя секунду, снова заговорил Дмитрий, легонько постучав пальцами по боку кружки, которую он мгновение назад поставил на стеклянный обеденный стол, — ты и сама похожа на восточную принцессу, — продолжил говорить мужчина, снова улыбнувшись уголками губ, однако его темных глаз улыбка не коснулась, в них отражалось лишь спокойствие и ничего больше.

— Спасибо за комплимент, Дмитрий, — ответила я, и непроизвольно на моем лице тоже появилась улыбка, настолько мне приятно было слышать такие слова от Беликова.

Вообще — то, по жизни мужчины частенько делают мне комплименты, какая я красивая, очаровательная и бесподобная девушка, но в большинстве случаев их лестные слова меня никак не трогают, мне просто все равно, и я забываю о сказанном через пару минут, стоит мне только отойти на пол шага и переключить свое внимание на кого — то другого.

Но краткая фраза, произнесенная Дмитрием, заставила мое сердце пропустить удар и в следующее мгновение забиться быстрее, комплимент от любимого человека это совершенно другое, каждое его слово проникает в самую глубину твоей души и теплым ласковым огнем согревает ее, прогоняя тьму и уничтожая вечную мерзлоту, растапливая снег, что своим белоснежным покрывалом укрыл всю твою сущность, заставляя его проливать прозрачные хрустальные слезы.

— Не за что, к тому же, это правда, — как всегда, без единой эмоции откликнулся мужчина, переплетая пальцы рук, — Роза, а ты навещаешь Василису через «связь»? — задал очередной вопрос Дмитрий, используя не американизированное сокращение имени моей подруги, имеющего в своем происхождении славянские корни, а ее полное имя, которое мне почему — то никогда не нравилось.

Наше общение сейчас складывалось таким образом, что страж задавал мне вопросы, а я на них отвечала, мне и самой хотелось много чего спросить у дампира, но я никак не могла преодолеть какой — то внутренний барьер, словно боялась, что вместо ответа Беликов многозначительно промолчит, тем самым показав мне, что его новая жизнь меня теперь не касается.

— Навещаю, Дмитрий, я никогда не перестану беспокоиться за Лиссу, — честно ответила я на его вопрос, еще раз за сегодняшний вечер, испытав чувство стыда перед своей подругой, — я ведь и так ее бросила, — эти слова сами сорвались с моих губ, но спасибо Беликову, он никак не стал их комментировать.

Не смотря на то, что я сейчас находилась очень далеко от Пенсильвании, где теперь при Дворе живет моя единственная подруга, когда не находится в Лихае, университете, в который она и хотела поступить, что у нее естественно получилось, учитывая, что Лисса всегда превосходно училась, и моройской принцессе, в отличии от меня, легко давались все предметы, начиная с математики и заканчивая зарубежной литературой, мне хотелось знать, как там поживает Лисса, все ли у нее хорошо с Кристианом, для меня самое главное, чтобы у нее было все в порядке.

И через нашу «связь» я была в курсе, что моройка вместе с Крисом в данный момент готовится к одному из самых важных и счастливых дней своей жизни, свадьбе с любимым человеком, празднование которой состоится уже через три недели.

Мне бы очень хотелось в этот торжественный день быть рядом с моей лучшей подругой, помогать Лиссе собираться, держать бархатную подушечку с обручальными кольцами и, конечно же, поздравлять их с Кристианом и желать всего самого лучшего, бесконечной любви, взаимопонимания, огромного счастья и замечательных здоровых деток с нефритовыми глазами семьи Драгомир и небесно — голубыми клана Озера, но это физически невозможно, я никогда не вернусь обратно в моройский мир, уезжая, я сама выбрала свою дорогу, и пути назад больше нет.

Я искренне радовалась за моройку и не испытывала ни малейшей капли зависти, да и разве это дружба, если ты злишься или тебя раздражает, что у твоей подруги есть то, чего нет у тебя, дружба и любовь это те чувства, когда тебе хочется отдавать близкому человеку, ничего не требуя взамен, когда ты счастлива, если твоя подруга или твой любимый мужчина радуются, и у них все хорошо, только в этом случае эмоции истинные, а в противном же все это лишь иллюзия и пустота.

Я прекрасно знаю, что у меня никогда не будет свадьбы, даже, если на минуту представить, что мы с Дмитрием не расстались бы и сейчас были бы вместе, то и в этом случае в нашей жизни никогда, прямо какое — то сакральное слово касательно меня, не наступил бы день, когда я бы одела белое платье в пол, фату и кружевные перчатки, а мой любимый мужчина классический черный костюм с белоснежной рубашкой.

Отношения дампиров, в противовес мороям из королевских семей, да и из обычных, не основаны на церемониях, и, даже, находясь в серьезных отношениях, мы с Беликовым официально никогда не стали бы мужем и женой, в нашем мире это не принято.

Да, по большому счету, мне это и не нужно, я желаю только одного, быть вместе с Дмитрием, мужчиной, который стал мне дороже собственной жизни, любить его и быть любимой им, засыпать с ним и просыпаться по утрам, прикасаться к нему, целовать, заниматься сексом, погружаясь в пучину наслаждения с его именем на губах, но это желание никогда, опять же это злополучное слово, не сбудется, так как чувства стража ко мне прошли, я ему больше не нужна.

Читайте так же:  Листы орхидеи пожелтели что делать

— Твоя мать переживает, не зная где ты, — Дмитрий заговорил снова, и его голос вернул меня из мира моих мыслей в реальность.

— Не говори ей, что видел меня, ладно, — быстро проговорила я, посмотрев дампиру в глаза, пытаясь понять выполнит ли он мою просьбу или, все — таки, скажет прославленному стражу Джанин Хезевей, что ее непутевая дочь теперь живет в Нью — Йорке и работает в магазине одежды, что, естественно, моя мать посчитает позором, и в глубине души я согласна с этим.

— Роза, ты можешь на меня злиться, но я скажу, — абсолютно спокойно произнес страж, и я поняла, что никакие мои слова не смогут переубедить его, — твоя мама имеет право знать, где находится ее дочь, и что с ней все в порядке.

Если Беликов решил сказать, пусть говорит, для меня все равно ничего не изменится, да и никакой злости или других негативных эмоций к моему любимому мужчине я не испытывала, только любовь и боль от потери.

— Хватит уже обо мне, — переводя разговор в другое русло, сказала я, глубоко вдохнув насыщенный запахом кофе воздух и медленно выдохнув его, пытаясь успокоиться, — я так понимаю, тебе вернули звание стража, я очень этому рада, стража лучше тебя, Дмитрий, мороям не найти, — я действительно так считала, мой бывший мужчина с уважением и почтением относился к мороям, считая защиту живых вампиров смыслом своей жизни.

После того, как Лисса исцелила Дмитрия из сущности стригоя, кровожадного не — мертвого вампира, ему пришлось не одну неделю провести в тюремной камере, а после выхода из нее пройти множество малоприятных проверок, но мой любимый мужчина все это пережил, его не сломала эта ситуация, он смог жить дальше и снова, как раньше, защищать мороев.

И сейчас я отчетливо осознала, что Дмитрий морально намного сильнее меня, ведь я убежала от проблемы, когда не получилось так, как я хотела, а он смог пройти все, и последствия исцеления, коими стали глубочайшая депрессия и огромное чувство вины перед всем миром, и не самое лучшее отношение окружающих, особенно по — началу.

Жизнь расставила все по своим местам, и последствия от наших поступков абсолютно разные, все встало на круги своя, Беликов снова живет нормальной жизнью дампира, а я спрятавшись от всех и вся, в итоге осталась совсем одна, лишившись, даже, Лиссы, которая всегда была бы рядом со мной, будь я хоть немного сильнее и останься в своем мире.

— Не такой уж я и хороший, Роза, — ответил страж на мою реплику, а на его лице с правильными чертами появилась полуулыбка, нечастая гостья для моего любимого мужчины, а уж широкая настоящая улыбка и подавно.

Я всю жизнь буду благодарна Дмитрию за то, что после того, как стражи нашли нас с Лиссой в Портленде и вернули обратно в Академию, он согласился заниматься со мной в свое личное время, когда мог просто отдохнуть, почитать книгу или пообщаться с приятными ему людьми, ведь больше никто из стражей не хотел тратить свое свободное время, которого и так не много, на девушку, пропустившую два года обучения, которая, по мнению большинства, не сможет догнать своих одноклассников.

В это время иногда я шла на дополнительные тренировки лишь для того, чтобы иметь возможность слышать низкий мягкий бархатный голос мужчины с русским акцентом, видеть любимые темно — карие глаза, замечающие малейшие изменения окружающей обстановки, и время от времени наблюдать эту его полуулыбку, как реакцию на сказанные мной слова, если они показались дампиру нелепыми или смешными.

— Ты самый лучший, Беликов, стража лучше тебя я не встречала, — для меня это было правдой, моей истиной, и в данную секунду, сама не знаю почему, но мне безумно захотелось, чтобы мой любимый мужчина ее узнал, услышал из моих уст, — помню, когда я еще училась в Академии Святого Владимира, студенты называли тебя Богом, — закончила я свое маленькое признание и допила последние несколько глотков кофе, который уже успел немного остыть.

— Бог на небесах, Роза, а я обычный грешный человек, — услышала я ответ Дмитрия на свои слова, на его лице все также была полуулыбка, но на мгновение в темных глазах дампира отразились горечь и печаль.

Видимо, страж вспомнил о своем прошлом в облике стригоя, и о тех ужасных поступках, что он тогда совершил, но в следующую секунду к нему вернулось спокойствие, и лицо приняло обычное для мужчины выражение идеального нейтралитета.

В плане религии, ты конечно прав, Дмитрий, Бог действительно существует где — то на небесах, вот только я в это не верю, как и моя мать Джанин Хезевей я атеистка, а Бог для меня это ты, ты был всей моей жизнью, любовь к тебе являлась моим персональным смыслом, а без тебя я чувствую себя опустошенной и мертвой, красивой куклой без души, оболочкой без содержания.

— Ты ведь в Нью — Йорке по делам стражей, верно? — задала я вопрос на абсолютно отличную тему от той, что мы обсуждали минуту назад, так как наша беседа начала перетекать в совершенно не нужную плоскость, которая не могла принести положительных эмоций, а последнее чего я хотела, так это портить Дмитрию настроение.

— Верно, за последний год в Нью — Йорке нападения стригоев участились в несколько раз, а это означает только одно, не — мертвые собрались большой группой, скорее всего, они планируют крупное нападение, и это, как ты понимаешь, может иметь для мороев, а значит и для стражей, очень плохие последствия. Я, вместе с еще двумя стражами, приехал для того, чтобы выяснить эту ситуацию подробнее. За то время, что ты живешь в этом городе, ты часто встречала стригоев, Роза? — абсолютно серьезным голосом ответил дампир, а на его лице теперь не было и намека на улыбку, только собранность, присущая стражу в рабочие моменты.

— Нет, сегодня я встретила не — мертвых, которых вы убили, первый раз за год, — словно в подтверждение своих слов я отрицательно покачала головой, теперь понятно, почему мой любимый мужчина оказался в Нью — Йорке, так далеко от Пенсильвании, работа стража может забросить в любой уголок земли.

— Дмитрий, прости за глупый вопрос, но, все же, где твой пыльник, насколько я помню, раньше ты с ним никогда не расставался, — ну не могла я об этом не спросить, мне было на самом деле дико интересно, где мой любимый мужчина потерял свой длинный, похожий на ковбойский, плащ, который так любил.

Где — то глубоко внутри, задавая подобный вопрос, я боялась, что дампир на меня рассердится или испытает раздражение, ведь страж сейчас говорит мне о серьезных вещах, непосредственно касающихся нашего мира, а я спрашиваю его о такой ерунде, но мне действительно хочется услышать ответ на свой вопрос и удовлетворить свое женское любопытство.

Но в следующее мгновение я поняла, что мои опасения оказались напрасными, и с облегчением выдохнула, так как на лице Дмитрия снова появилась полуулыбка с легким оттенком грусти, а никакого раздражения или других негативных эмоций не было и в помине.

— Вчера ночью в сражении с не — мертвыми пострадал, теперь придется купить новый плащ, — первый раз за сегодняшний вечер, посмотрев мне прямо в глаза чарующим, словно гипнотическим, взглядом своих кофейных глаз, такого же цвета, как и мои собственные, совершенно спокойно ответил Дмитрий, поведав мне эту информацию.

От этого его взгляда у меня защемило сердце, но неожиданно для себя самой на краткий миг на душе стало так хорошо и легко, как будто вся боль просто исчезла, а у меня за спиной появились белоснежные крылья небесного ангела, нежнейшее перо которых легко вздымается от легчайшего дуновения ветерка, дающие возможность улететь далеко — далеко отсюда, на самый край вселенной.

Но это чудесное наваждение исчезло с такой же молниеносной скоростью, с какой и появилось, вертая меня с небес на землю, и я решила узнать, достигли ли стражи цели своего приезда, поскольку из ответа моего любимого мужчины, не смотря на наше расставание, про себя я называю Беликова только так, и никак иначе, я не смогла этого понять.

— Дмитрий, а вы смогли обнаружить логово стригоев и узнать, то что хотели? — тихим, но твердым голосом спросила я, бессмертные вампиры с белой ледяной кожей и красными кругами вокруг зрачков, желающие полного тотального уничтожения моройского мира, к огромному сожалению, вечная проблема сообщества живых вампиров, которую приходится решать стражам.

— Смогли, на приличном расстоянии от Нью — Йорка по старой заброшенной дороге, которой уже давно никто не пользуется, находится большой трехэтажный особняк, где живут не меньше пятидесяти не — мертвых. Завтра утром мы вылетаем обратно в Монтану, нужно передать всю собранную информацию в Академию Святого Владимира. Спасибо за кофе, Роза, — страж закончил говорить и поднялся со стула, собираясь уходить, на долю секунды у меня перехватило дыхание, и я тоже резко встала и отвернулась к окну.

Не хочу видеть как Дмитрий уходит, не желаю на это смотреть и все, да я давно отпустила дампира и приняла, что между нами все кончено, но наблюдать картину, как сейчас мой любимый мужчина навсегда покидает мою жизнь, я не могу, для меня это невыносимо больно, у меня нет на это ни моральных, ни физических сил, для этого я слишком слабая.

Погода за окном, в данный момент, как раз соответствовала моему меланхоличному депрессивному настроению, дождь усилился, и по стеклу одна за одной стекали дождевые капли, оставляя после себя мокрые дорожки, так похожие слезы, словно небо вместе с моей душой оплакивает мою навеки потерянную любовь.

Говорят, что когда умирает хороший человек, то на его похоронах зачастую белой стеной из воды льет непрекращающийся дождь, словно сама природа плачет по нему вместе с его родными и близкими, разделяя скорбь тех людей, кому он был по — настоящему дорог, тех, кто его любил, но больше никогда не увидит его глаз и не услышит его голоса, тех, кто теперь будет нести эту боль всю оставшуюся жизнь.

Мой любимый мужчина жив, и я всем своим естеством желаю ему долгой счастливой жизни, а умирает сейчас, и на этот раз уже окончательно, моя душа, покидает тело и белой птицей улетает в высь, далеко — далеко от меня, туда, где я ее больше никогда, опять же это страшное слово, не найду, и это так больно, что нет на свете таких слов, что могли бы в полной мере выразить мои страдания.

Дышать стало тяжело, и каждый вдох стал отдаваться ноющей болью в груди, там где сердце, в горле застрял ком, не дающий издать ни звука, когда хочется зарыдать в голос, а из моих глаз в ту же секунду соленым дождем полились слезы, я чувствовала, что тону в океане печали и скорби, и тоска своими ледяными пальцами неумолимо тянет меня ко дну.

Нет, я вовсе не хотела плакать, но слезы сейчас лились сами по себе, не спрашивая на то моего разрешения, им оно, попросту, не нужно, ведь чувства не подчиняются рассудку, они намного сильнее, и их власть над людьми безгранична.

В голове зазвучали слова песни, что я слышала в России, на Родине моего любимого мужчины, текст которой мне перевела на английский Виктория, младшая сестра Дмитрия.

Как тихо падал дождь вчера. Он знал, что ты придёшь вчера.
А я не поняла вчера, что среди городов и волшебных снов я просто тебя ждала.
И тихо падал дождь. И тихо падал дождь.

Честно сказать, я так и не поняла, зачем же ты, любимый, все же, решил зайти ко мне, наверное, из человеческого интереса, ты захотел увидеть, как теперь живет твоя бывшая девушка, и чем она занимается, но я не обижаюсь на тебя за это, ведь невозможно злиться на того, кого любишь, по крайней мере, я этого не умею.

Я осталась в твоем вчера, Дмитрий, а ты все еще живешь в моем сегодня, но я смею надеяться, что когда — ни — будь я смогу тебя забыть и оставить любовь к тебе в прошлом, а мое сердце, наконец, перестанет тебя ждать.